Линки доступности

Москва и Вашингтон на пороге выбора: сотрудничество, холодная война или «еще хуже»?


Эксперты – о векторе развития американо-российских отношений

США не хотят обострения отношений с Россией и сохраняют надежду на сотрудничество, но не оставят без последствий проявления агрессивной политики Кремля.

Об этом накануне сказал в своем послании к обеим платам Конгресса США президент Джо Байден по случаю 100-дневного пребывания на посту главы государства.

«Я очень ясно дал понять президенту Путину, что, хотя мы не стремимся к эскалации, их действия будут иметь последствия. Я прямо и пропорционально отреагировал на вмешательство России в наши выборы и кибератаки на наше правительство и бизнес. Но мы также можем сотрудничать, когда это в наших общих интересах, как мы поступили при продлении договора СНВ-3 по ядерным вооружениям, и как мы работаем над разрешением климатического кризиса», – заявил Байден.

Между тем министр иностранных дел России Сергей Лавров в четверг предрек, что США и РФ в своем конфликте рискуют дойти не только до состояния «холодной войны», но, возможно, и «еще хуже».

«Я считаю, что в "холодную войну" напряжение было, конечно, очень серьезное, не раз возникали рискованные ситуации, кризисные ситуации. Но было взаимное уважение, которое сейчас в дефиците», – сказал министр в интервью российскому телевидению.

Ранее госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что США и Россия могут работать вместе, исходя из своих «общих интересов», но успех этого сотрудничества в конечном итоге зависит от президента России Владимира Путина и курса, который он выберет.

Валерий Гарбузов: «На первое место опять вышли конфронтации и враждебность»

Директор Института США и Канады, профессор Валерий Гарбузов в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» скептически оценил перспективы российско-американских отношений на обозримый период. По его словам, они уже давно находятся на крайне низком уровне и могут скатиться еще ниже. «Конечно, те события, которые сейчас происходят, свидетельствуют об углублении конфликта между нашими странами, – добавил он. – Возникла было слабая надежда, что с продлением договора СНВ-3 появится некая зацепка для развития так называемое выборочное сотрудничество. Но потом эта тема была отодвинута на второй план, и на первое место опять вышли конфронтации и враждебность с обеих сторон».

В такой ситуации сложно говорить о том, что нужно делать для улучшения общей атмосферы, заметил Валерий Гарбузов. Как ему представляется, кто-то должен первым остановиться и все-таки попытаться начать вести диалог – «даже без гарантий того, что он перерастет в постоянный». «В такого рода конфликтах всегда одна сторона обвиняет другую, – утверждает профессор. – Но вклад в него вносят обе стороны. Одна вводит санкции, другая – контр-санкции. Тем самым раскручивается маховик, который сложно остановить. Очевидно, критическая масса конфликтности еще не накопилась. Но и какие-то признаки того, что сторону поведут себя иначе, пока, увы, отсутствуют», – резюмировал директор Института США и Канады.

Александр Гольц: «Стороны говорят лишь о политике взаимного сдерживания, ни о каком сотрудничестве речи не идет»

В свою очередь политолог Александр Гольц убежден, что Россия и США уже вступили в холодную войну, и сейчас идет ее новая фаза. По его мнению, переломным стал 2014 год, с него и надо вести точку отсчета очередного этапа обострения отношений. «Сегодня мы наблюдаем, как это было и в первую холодную войну, находящиеся в прямом соприкосновении войска России и НАТО, – уточнил он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Только линия противостояния сместилась из Германии в район Балтии и Черного моря. Стороны говорят лишь о политике взаимного сдерживания, ни о каком сотрудничестве речи не идет».

В существе этого конфликта, в конечном счете лежат ценностные противоречия, считает политолог: «Россия хочет видеть мир как ялтинский стол для переговоров, где великие державы, к коим она относит себя и США, решают судьбу других государств, которые помельче. А когда с таким видением мира не соглашаются, Путин полагает, что его хотят надуть, усматривая в этом лицемерие западных контрпартнеров. При этом в Кремле всерьез полагаю, что США и коллективный Запад спят и видят, чтобы организовать в России цветную революцию. При таком подходе ни о каком партнерстве говорить не приходится».

Что касается подготовленного в МИД РФ списка «недружеских стран», то он вопреки риторике Кремля способствует лишь усилению эскалация, а не поиску выхода из тупика, подчеркнул Александр Гольц: «К тому же это придет к ухудшению условий работы дипломатов. Следовательно, затруднит получение российскими гражданами виз. То есть, это очередная «бомбежка Воронежа». Бить по своим становится маниакальной привычкой руководства страны». Простые россияне опять станут крайними, обобщил политолог.

Уильям Хилл: «Все идет ровно в противоположную сторону от стабильных и предсказуемых отношений с Западом»

Уильям Хилл (William Hill), американский дипломат в отставке и бывший глава миссии ОБСЕ в Молдове, говорит, что со времен СССР таких открыто враждебных слов в адрес США со стороны Москвы он не припомнит: «В советское время в кремлевской пропаганде Соединенные Штаты иногда назывались «главным противником», а о Вашингтоне и его союзниках говорили в весьма недружественной манере. Но с тех пор я ничего, подобного тому, что сейчас говорит российский министр Лавров, не слышал».

«Честно говоря, не понимаю, что это означает, чего именно хотят добиться российские руководители, провозглашая нас недружественной страной. Понятно, что это ответ на заявления и действия Запада в связи со взрывами в Чехии, отравлением в Британии, покушением на чеченцев в Германии, высылкой российских дипломатов из нескольких стран, и так далее. Но непонятно, к чему стремятся в Кремле. Потому что все идет ровно в противоположную сторону от стабильных и предсказуемых отношений с Западом, которых, судя по официальным заявлениям, хотела бы Москва», – отмечает Уильям Хилл.

Экс-глава миссии ОБСЕ в Молдове напомнил, что Владимир Путин в своем послании Федеральному собранию не сказал ничего конкретного о каких-либо враждебных действиях США в отношении России: «Единственное, о чем он упомянул, это якобы подготовка покушения на Лукашенко, что выглядит абсолютной ерундой».

Дипломат в отставке допускает, что заявления об утверждении списка «недружественных стран» могли быть рассчитаны прежде всего на внутреннюю аудиторию: «Думаю, предположение о том, что это в первую очередь послание своим согражданам, имеет под собой все основания».

Уильям Хилл также полагает, что правительству США нужно спокойно отнестись к созданию подобного списка, при этом предприняв некие попытки выяснить у Москвы, что же все-таки имелось в виду. «Должны ли мы на это реагировать похоже? Должны ли мы на это реагировать вообще? Что должна сделать страна, чтобы быть исключенной из этого списка? Пусть российские власти ответят хоть на какие-то из этих вопросов, а не просто бросаются обвинениями во «враждебной деятельности» и распространяют заявления, полные возмущенных отрицаний», заключил экс-дипломат.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG