Линки доступности

Бывшие слуги режима: опыт Германии


Хоуп Харрис

Хоуп Харрис: «Люди до сих пор должны проходить проверку на предмет их сотрудничества со Штази. Срок действий этих решений недавно был продлен до 2030 года»

Как в объединенной Германии поступили с теми, на ком держался коммунистический режим в ГДР? Об этом Русской службе «Голоса Америки» рассказала Хоуп Харрисон, профессор Джорджтаунского университета (Hope Harrison,Elliott School at The George Washington University), автор книги «После падения Берлинской стены: память и создание новой Германии» (After the Berlin Wall: Memory and the Making of the New Germany, 1989 to the Present).

« - Все государства решают этот вопрос по-своему. Решения о том, что делать с наследием авторитарного режима и как обращаться с прошлым, являются политическими, и их принимают новые власти. Решения зависят от того, полностью ли обновился состав правительства или в него входят люди, оставшиеся от предыдущего режима. Новый режим может преследовать различные цели: это называют «правосудием переходного периода». Является ли возмездие и наказание целями новой власти? Или же цель – установление правды о прошлом и нарушениях прав человека? Либо цель – примирение и интеграция всех?

30 лет назад коммунистическая ГДР прекратила существование и вошла в состав ФРГ. Решения объединённой Германии относительно того, как обращаться с прошлым, принимали другие люди внутри другой страны – это не были бывшие жители Восточной Германии. Также важно знать, что после первых и последних свободных выборов, прошедших в ГДР в марте 1990 года, новый парламент дал понять, что его приоритет – разобраться с жестоким прошлым Штази (Министерство государственной безопасности ГДР– ГА). Это было для них исключительно важно.

Изначально лидеры ФРГ во время процесса объединения страны не хотели разбираться с проблемой Штази. Они, в основном, говорили о примирении, о необходимости двигаться дальше…. Но в ГДР не были согласны с этим. Поэтому в 1991 году в ФРГ был принят закон об архивах Штази, в котором было прописано, что делать с теми, кто работал в Штази, и с теми, кто с ней сотрудничал.

Люди, занимавшие наиболее значительные посты в ГДР, были привлечены к ответственности за нарушения прав человека и убийства. И некоторые солдаты, охранявшие на границу и выполнявшие приказы об открытии огня по людям, пытавшимся бежать из ГДР, тоже предстали перед судом.

Кроме того, была проведена люстрация: большое количество людей, работавших в государственном секторе, должны были пройти проверку, чтобы удостовериться, что они не сотрудничали со Штази. Таким образом, политики на федеральном и местном уровне, юристы, прокуроры, судьи и преподаватели университетов, учителя, полицейские, священнослужители и все желавшие получить разрешение на ношение оружия – все эти люди должны были пройти такую проверку в первую очередь.

Люди до сих пор должны проходить проверку на предмет их сотрудничества со Штази. Срок действий этих решений недавно был продлен до 2030 года.

Поскольку Германия является федеративным государством, применение этого правила зависело от решений отдельных земель. И все действовали по-разному. Некоторые – например, федеральная земля Бранденбург – практически ничего не предпринимали, а Саксония сделала намного больше и отнеслась к делу гораздо серьезнее.

Политической властью на территории земли Бранденбург тогда обладал премьер-министр Манфред Штольпе. До сих пор спорят о том, насколько плотно он сотрудничал со Штази, но нет сомнений, что это сотрудничество происходило. Штольпе и его правительство не были заинтересованы в том, чтобы избавляться от людей, сотрудничавших со Штази.

Марго Гонтар: Можно ли действия Германии признать успешными?

Хоуп Харрис: Это зависит от того, что вы понимаете под успехом. Разные люди по-разному будут его определять в Беларуси, Германии, в Польше, в Чехии… Кто-то будет считать успехом ситуацию, когда ни на каких важных политических позициях не останется тех, кто ассоциируется с прошлым режимом. В этом смысле Германия достигла определённых успехов, частично благодаря проведению масштабной общественной дискуссии о том, что необходимо сделать с прошлым.

На германском телевидении проходили дискуссии между людьми, работавшими на Штази и теми, за которыми агенты Штази шпионили. Закон установил, что каждый имеет право узнать, какие материалы на него собирали в Штази. В случае смерти родителей доступ к этим документам получают их дети. Исследователи, журналисты и работодатели также получили к доступ к архивам Штази. Изначально были опасения, что это приведет к мести, актам насилия и что, возможно, кто-то даже попытается убить тех, кто за ними следил. Но этого не произошло.

Бывшие агенты Штази и их информаторы вели себя по-разному. Некоторые говорили: «Простите меня, на меня давили, у них была компрометирующая информация, меня заставили сотрудничать с помощью шантажа, я пытался защитить своих детей». Дело в том, что в ГДР, если ты не сотрудничал с властями, твои дети не могли попасть в университет. Поэтому некоторые шли на это, чтобы их дети получили такую возможность.

Другие шли на сотрудничество, потому что искренне верили в коммунистическую идею. Поэтому, когда они встречались с людьми, на которых доносили, многие из них совершенно не раскаивались. Они считали, что действовали правильно, что это было необходимо для страны, для защиты коммунистического режима. Конечно, были и те, кто вообще отказывался говорить.

Германская модель мне импонирует тем, что они считают фундаментальной частью своей демократии способность встречаться лицом к лицу со сложными моментами своего прошлого. А возможно частичной причиной можно признать немецкий менталитет.

Но я также вспоминаю ЮАР после уничтожения апартеида и работу их Комиссии правды и примирения. Они решили, что правда и примирение важнее, чем наказание и возмездие. Они хотели, чтобы виновные подробно рассказали о совершенном ими – для истории и для пострадавших. Как только виновный все рассказывал, он получал амнистию, для него все заканчивалось.

М. Г.: Как принимаются решения о будущем таких людей?

Х. Х.: В делах, касающихся убийств при попытке бежать из ГДР, в большинстве случаев судьи признали виновными военнослужащих, которые застрелили кого-либо при охране Берлинской стены или границы. Подсудимые утверждали, что просто делали свою работу, выполняли приказы, но тем не менее были признаны виновными. Во многих случаях они были приговорены к двум годам лишения свободы, но из-за отбытого предварительного заключения, многие из них не отправились в тюрьму. Правда, они все прошли через суд, об этом писали газеты. Им было необходимо пережить это снова, встретиться лицом к лицу с семьями, потерявшими родных, что, конечно, стало определенной формой наказания.

Когда мы имеем дело с такого рода преступлениями, расследование должно быть проведено на многих уровнях. Но также необходимо рассказывать о прошлом. Одна из причин, почему Германия открыла архивы Штази для исследователей и журналистов, – сделать так, чтобы об этом режиме писали, чтобы люди в будущем не допустили повторения подобного.

М. Г.: Возможно ли интегрировать бывших слуг режима обратно в общество?

Х. Х.: Это в долгосрочной перспективе сработало в Германии. Но для отдельных людей это может оказаться чудовищным опытом. Мой знакомый пытался бежать из ГДР и был пойман. Его посадили в тюрьму, жестоко допрашивали. После объединения Германии, он работал в магазине. Однажды в магазин зашел человек, который его некогда допрашивал. У моего друга возник посттравматический синдром, он долго лечился и не мог работать, поскольку увидел процветающего человека, который как ни в чем не бывало зашел сделать покупки в дорогом магазине.

М. Г.: Есть ли что-то, что участники мирных протестов могут делать уже сегодня?

Х. Х.: В Ираке Саддама Хусейна были люди, которые тайно вели записи о преступлениях властей. Так же делали и в ГДР. В будущем, они могли бы указать, что происходило в такой-то день. Сбор информации очень важен, поскольку необходимо иметь собственные доказательства, а не использовать данные, собранные или фальсифицированные государством.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG