Линки доступности

Дело Светланы Прокопьевой: могло быть хуже...


Светлана Прокопьева

Российские правозащитники и журналисты считают, что не должно было быть ни приговора военного суда Пскова, ни самого процесса 

В понедельник 6 июля в военном суде Пскова состоялось оглашение приговора по делу журналистки Светланы Прокопьевой.

Дело против Прокопьевой было возбуждено после публикации на сайте «Эха Москвы в Пскове», где она выразила свое мнение и причинах взрыва в архангельском управлении ФСБ. В частности, Светлана Прокопьева допустила, что теракт, совершенный Михаилом Жлобицким, мог быть спровоцирован действиями властей.

В результате против журналистки было возбуждено уголовное дело по статье 205.2, часть 2-я (оправдание терроризма). Обвинение просило лишить Прокопьеву свободы сроком на 6 лет и еще на 4 года запретить ей заниматься журналистской деятельностью.

В защиту Светланы Прокопьевой выступили многие российские и зарубежные журналисты. Джейми Флай – тогдашний президент «Радио Свобода/Радио Свободная Европа», с которой она сотрудничала на внештатной основе, заявил, что обвинения в оправдании терроризма «не имеют какого-либо обоснования, однако всё же были предъявлены в циничной попытке заставить независимого журналиста замолчать».

Санкт-Петербургский ПЕН-клуб выпустил заявление в поддержку Прокопьевой, в котором, в частности, говорится: «…процесс близится к финалу, и Светлане Прокопьевой грозит тюрьма только за то, что она выполняла свою работу. Если это произойдёт — судебная система в России будет окончательно дискредитирована…

Сфальсифицированное дело против Светланы Прокопьевой — это дело против всех нас, это дело против каждого, кому небезразлично будущее нашей страны».

В том, что в действиях псковской журналистки нет состава преступления, убеждены и члены Московской Хельсинской группы, подписавшие обращение «Оправдать журналистку Светлану Прокопьеву»: «Выполняя свой профессиональный долг, журналист вправе свободно распространять информацию не только о событиях, но и об идеях, и высказывать свое собственное мнение по волнующим общество событиям. Гражданская позиция журналиста – в традициях отечественной журналистики».

Упомянув о том, что ЕСПЧ многократно защищал права журналистов на свободное участие в общественно значимых дискуссиях, члены МХГ подчеркивают: «Мы убеждены – уголовное дело Светланы Прокопьевой имеет откровенно политический, показательно расправный характер и ставит целью запугать российских журналистов. Когда за политическое суждение прокурор требует посадить журналиста на шесть лет, когда работа журналиста приравнивается к преступлению – это убивает профессию».

Оглашение приговора заняло несколько минут. Суд признал Светлану Прокопьеву виновной и обязал ее выплатить штраф в размере 500 000 рублей, а также оплатить расходы на проведение экспертиз. Кроме этого, ноутбук журналистки изъят в пользу государства.

«Осудили за выполнение профессиональных обязанностей»

Вице-президент Европейской федерации журналистов Надежда Ажгихина в интервью Русской службе «Голоса Америки» напомнила, что около года назад вся страна вступилась за журналиста Ивана Голунова, задержанного по сфабрикованному полицией уголовному делу. По ее мнению, Голунов тогда стал одним из самых знаменитых российских журналистов.

«Его узнал весь мир, – добавила она. – «Я, мы Иван Голунов» стало мемом и общим знаком солидарности, что удивительно для нашей страны. Помимо прочего это показало, что люди готовы вступиться не только за права журналистов, но и за свои права. Теперь возникло всколыхнувшее общественность дело Прокопьевой, хотя в действительности она давно подвергается преследованиям, и история в известной мере повторилась. Это промежуточная победа гражданского общества и всех россиян».

В Псков на суд над Светланой Прокопьевой поехали выразить с ней солидарность многие коллеги по цеху, сообщила Надежда Ажгихина. На ее взгляд, именно всеобщее внимание к процессу и гласность стали толчком к тому, что Прокопьеву не упрятали за решетку и не лишили права заниматься журналистикой.

«То, что она на свободе, это конечно, радость для всех. Но коллеги, медиаюристы, эксперты не удовлетворены приговором. Как справедливо сказала директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова, которая занималась этим делом, единственным законным приговором в этом деле мог быть только оправдательный. Она твердо пообещала, что будет обжаловать приговор во всех вышестоящих инстанциях вплоть до Европейского суда по правам человека».

Мы солидарны с такой позицией, заявил авице-президент Европейской федерации журналистов. Как нам представляется, Светлану Прокопьеву осудили за выполнение ею своих профессиональных обязанностей, резюмировала Светлана Ажгихина.

«Это, бесспорно, большая пощечина ФСБ»

В свою очередь, председатель национальной общественной организации«За права человека» Лев Пономарев в комментарии Русской службе «Голосу Америка» указал, что процесс над Прокопьевой отнюдь не первый. По его словам, это целое направление деятельности сотрудников ФСБ.

«На память сразу приходит сразу несколько процессов на эту тему, – утверждает он. – Вот недавно Ивана Любшина из Калуги осудили на 5 с лишним лет. Я его защищал. И спецслужбы продолжают копать. Работает настоящая фабрика».

В марте этого года блогер Иван Любшин приговорен к пяти годам и двум месяцам колонии якобы за оправдание терроризма из-за комментария в социальной сети. Прокурор запрашивал для него 6 лет – так же, как и в случае с Прокопьевой.

Лев Пономарев назвал приговор псковской журналистке мягким. По его оценке, это практически оправдание в российских реалиях.

«Очевидно, что власти уступили общественному давлению, – подчеркнул он.– Как они будут дальше действовать, не знаю. Но это, бесспорно, большая пощечина ФСБ. Ясно, что приговор надо оспаривать. Но с точки зрения атмосферы, существующей в стране, это фактически победа. Ведь нескольких людей на том же основании, что и Прокопьеву, посадили».

Вместе с тем правозащитник констатировал, что сотрудников ФСБ в России чересчур много. «И слишком многие из них работают по политической линии – взять только Центр «Э» с его раздутым штатом, – уточнил он.– Всем им надо как-то проявлять себя, чтобы доказать свою необходимость».

Лев Пономарев также усмотрел в приговоре еще один положительный момент: «Он дает возможность мне и другим правозащитникам, юристам ставить вопрос о законности осуждения на длительный срок заключения Любшина и облегчить участь еще нескольких человек, которые сейчас находятся под судом. Обвинение над ними зачастую строится на основании крайне сомнительных экспертиз, сделанных непонятно кем».

Нужно бороться с такой порочной практикой, заключил председатель национальной общественной организации «За права человека».

«Дело Прокопьевой началось с фейка, а закончилось неправосудным решением»

Соучредитель содружества журналистов-расследователей «Фонд 19/29» Галина Сидорова призналась, что решение суда вызвало у нее смешанные чувства. «С одной стороны, я, конечно, очень рада за Светлану – мою коллегу и мужественного человека – что она на свободе осталась. Потому что ситуация была очень близка к тому, что приговор окажется еще более жестким и могла быть, как говорится, “посадка”.

А с другой стороны, я испытываю чувство ярости, потому что ни приговора, ни всего этого дела не должно было быть. И в то же время у меня чувство бессилия, потому что ничего нельзя изменить. Я так понимаю, что ее адвокаты будут подавать на апелляцию, потому что она невиновна, она не совершила никакого преступления. И совершенно очевидно, что в данном случае не журналист злоупотребил свободой слова, как повторяли ее обвинители. А злоупотребление было со стороны государства, которое использовало свои полномочия для того, чтобы заткнуть журналисту рот», – подчеркнула Галина Сидорова в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

И добавила, что, с ее точки зрения, «дело Прокопьевой» началось с фейка, а закончилось неправосудным решением. «Тем не менее, это – реальное обвинение, и оно было вынесено человеку буквально ни за что», – считает Сидорова.

Вынесенный ранее приговор по делу «Седьмой студии» и нынешний вердикт по делу Светланы Прокопьевой некоторые гражданские активисты в России склонны называет подобием «амнистии, приуроченной к принятию поправок в Конституцию РФ». Собеседница «Голоса Америки» с этим не согласна.

«Это, скорее, не амнистия, а продолжение линии на то, чтобы запугать представителей и творческой интеллигенции, и журналистского сообщества.

Если мы берем дело Светланы, то, например, я могу примерить его и на себя. Я тоже пишу колонки для “Радио Свобода”, и они все критические. А значит, в любой момент можно ожидать, что ко мне придут с обыском и начнут меня в чем-то обвинять. И никогда не знаешь, чем это может закончиться.

А дело Кирилла Серебренникова можно расценивать, как обращение к деятелям культуры: мол, вы, ребята, сидите тихо, потому что на каждого из вас у нас есть какая-нибудь папочка. И если будете плохо себя вести – знайте, где вы можете оказаться», – высказывает предположение соучредитель содружества журналистов-расследователей «Фонд 19/29».

И заключает, что такая манера поведения очень характерна для нынешних российских властей и для представителей силовых ведомств. Начиная подобные дела, они внимательно следят за реакцией общества. И если общество выражает недовольство, тогда силовики решают, как поступить дальше. «Конечно, речь не идет о том, что будут оправдательные приговоры, однако, есть вероятность, что дело примет не совсем жесткий оборот», – подытоживает Галина Сидорова.

«Такое впечатление, что в России в список “проявлений терроризма и экстремизма” занесены профессиональные стандарты журналистики»

Слова российской журналистки во многом совпали с тем, что высказал в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» член правления Латвийской ассоциации журналистов, редактор одного из крупнейших новостных порталов стран Балтии DELFI Филипс Ластовскис (Filips Lastovskis).

«Дело Светланы Прокопьевой напомнило мне, почему в мировом индексе свободы прессы (World Press Freedom Index) России отведено 149-е место. Тот факт, что Прокопьева признана виновной в “оправдании терроризма”, показывает, что давление на независимую прессу и журналистов в России возрастает», – убежден Ластовских.

Он также подчеркивает, что профессиональные стандарты были соблюдены псковской журналисткой во всех отношениях. «Но такое впечатление, что в России эти качества также занесены в список “проявлений терроризма и экстремизма”.

И мне кажется опасным считать вынесенный судом вердикт позитивным только на том основании, что она получила штраф вместо реального тюремного срока – этого дело не должно было быть вообще», – отмечает редактор издания Delfi.lv

По оценке Филипса Ластовскиса, весь процесс против Светланы Прокопьевой можно определить словами «фальшивка», и «абсурд», и это не является чем-то из ряда вон выходящим. «В Латвии мы постоянно слышим новости о репрессиях в отношении российских журналистов. И в последнее время у нас было немало репортажей о деле Прокопьевой. Могу только сказать, что гражданское общество в России, как и международное сообщество должны следить за такими делами очень пристально и выражать свою поддержку тем, что защищает свободу слова. И Прокопьева является одной из тех, кто действительно нуждается в нашей поддержке», – заключает член правления Латвийской ассоциации журналистов.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG