Линки доступности

Переговоры между Россией и Западом: позиции и позы


Генсек НАТО Йенс Столтенберг и руководители российской делегации - замминистра иностранных дел Александр Грушко и замминистра обороны Александр Фомин. Брюссель, 12 января 2022.

Эксперты – о первых итогах недели дипломатических дискуссий и возможных сценариях развития событий вокруг Украины

В Кремле считают, что переговоры России с США и НАТО прошли в основном неудачно, а у сторон сохранились разногласия по принципиальным вопросам. Об этом в четверг заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Это плохо, это можно только зачесть в минус состоявшихся двух раундов», – констатировал Песков.

Пресс-секретарь президента РФ также назвал «запредельной мерой» внесенную на рассмотрение Сената США резолюцию о персональных санкциях против высших чиновников РФ, включая президента Владимира Путина. По оценке Пескова, такие действия способны привести к разрыву отношений между странами.

Напомним, в случае российского вооруженной интервенции России в Украину сенаторы предлагают принять резолюцию, запрещающую Путину въезд в США и замораживании его активов. Такие же ограничения предлагается ввести в отношении ряда других представителей высшего российского руководства.

По итогам состоявшейся накануне в Брюсселе встречи в рамках Совета НАТО-Россия не было достигнуто обязательств по деэскалации, а члены альянса единогласно заявили о поддержке политики открытых дверей, подразумевающей возможность вступления Украины и Грузии в НАТО

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг охарактеризовал прошедшие в переговоры как непростые, но важные и необходимые. Столтенберг признал, что у сторон остаются серьезные разногласия, а найти общие подходы к их решению – сложная задача.

На пресс-брифинге после завершения брюссельской встречи глава американской делегации заместитель Госсекретаря Венди Шерман подчеркнула:

«Соединенные Штаты и наши союзники по НАТО были едины в нашем ответе - ключевые предложения России неосуществимы». Она заявила, что НАТО не намерена пересматривать политику открытых дверей или возвращаться к границам 1997 года.

«Альянс не стремится к конфронтации и не представляет угрозы для России», – сказала замгоссекретаря, напомнив, что «НАТО является оборонительным альянсом, существующим для защиты государств-членов», – НАТО никогда не расширялась за счет силы или принуждения».

По ее словам, Вашингтон, Брюссель и страны «Большой семерки» начали разработку нового пакета санкций на случай военной эскалации со стороны Москвы.

В четверг в Вене проходит заседание Постоянного совета Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Представитель Госдепартамента Нед Прайс заявил журналистам, что после заседания стороны проанализируют состоявшиеся дискуссии и «определят уместные дальнейшие шаги».

«Точки соприкосновения все-таки есть»

Исход переговоров был предсказуем с самого начала, считает руководитель Центра международной безопасности Национального исследовательского Института мировой экономики и международных отношений РАН, академик Алексей Арбатов. По его мнению, то, что стороны не пришли к согласию ни по одному принципиальному вопросу, тоже закономерно. «Однако главная интрига не в этом, а в том, что будет теперь – продолжится ли диалог в каких-то других форматах: Совет Россия – НАТО, Женева, или наступит новая пауза, в ходе которой может произойти все что угодно – вплоть до вооруженного конфликта? – добавил академик в комментарии для Русской службы «Голоса Америки». – Это сейчас самый важный вопрос. Мне, конечно, хотелось бы, чтобы, разойдясь практически по всем пунктам, стороны все-таки начали «собирать камни», и в обозримый период возобновили диалог в Женеве, Вене и Совете Россия-НАТО. Надо попытаться найти другие точки соприкосновения – там, где это возможно. Прошедшие дискуссии показали, что точки соприкосновения все-таки есть. Они касаются прежде всего военной транспарентности, разрядки и контроля над вооружениями. Но мне сейчас, с учетом жестких политических заявлений с обеих сторон, трудно представить, что в ближайшее время действительно возобновится деловое, спокойное обсуждение всех этих военных и около военных тем».

Как сообщила накануне расследовательская группа Conflict Intelligence Team (CIT), Россия начала переброску военных и военной техники из Восточной Сибири и с Дальнего Востока в западные регионы страны.

Алексей Арбатов заметил, что слышал об этом. Но пока (на момент интервью с «Голосом Америки»), по его словам, нет фактических подтверждений тому, что через территорию России на Запад движутся эшелоны с военной техникой. «Давайте подождем, когда все с этим станет ясно. В принципе войска могут быть направлены, в том числе для каких-то новых больших совместных с Беларусью учений. Это еще не обязательно означает начало каких-то боевых действий», – резюмировал он.

«Невозможно представить, до какой степени Москва готова к реальным военным действиям»

В свою очередь, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников назвал информацию о передвижении российский войск «постоянно действующим фактором для поддержания переговоров» в тонусе. По его оценке, это как бы фон для переговоров. «Тем самым Россия показывает, что она пока не готова снимать напряженность в отношениях с Западом, если ее предложения не принимаются, – считает собеседник Русской службы «Голоса Америки». – Другой разговор, что сейчас, естественно, никто не может предсказать, пока не закончатся все три раунда переговоров по трекам Россия – США, Россия – НАТО и Россия – ОБСЕ. Невозможно также представить, до какой степени Москва готова к реальным военным действиям и, соответственно, понять – бряцание ли это оружием и какая-то новая попытка поддержать свою позицию на переговоров, или реальное желание, в случае решения первого лица, действительно начать вторжение (в Украину)».

Вместе с тем Андрей Колесников думает, что пока речь идет все-таки о первом сценарии. «То есть о некоторых символических действиях, которые соответствуют словам, произносимым наши переговорщики, – уточнил он. – Напомню, (замминистра иностранных дел) Александр Грушко сказал, что если НАТО будет заниматься сдерживанием России, мы займемся контр-сдерживанием, если устрашением - то контр-устрашением. Похоже, мы наблюдаем сейчас меры по контр-устрашению».

В то же время эксперт затруднился с оценкой причин, по которым Путин дал команду своим подчиненным пойти на такие переговоры. Как ему представляется, возможно, российский президент хотел достичь «хотя бы какого-то минимального эффекта». «И с точки зрения дискуссий по поводу размещения ракет средней и меньшей дальности в Европе некое продвижение есть, во всяком случае, готовность к контактам в этой сфере проявилась, – полагает он. – Но мне кажется, что это слишком мелкий результат при столь высоко поднятых ставках. Путин, вероятно, рассчитывал, что НАТО, США и Запад в целом пойдут ему навстречу в якобы принципиальных для него вопросах. Видимо, он все-таки хочет продолжить держать в постоянном напряжении Запад. Возникает вопрос – а зачем, собственно? Но тут ответ надо искать уже в политической психологии нашей элиты и самого президента. Потому что на самом деле трудно понять, во имя чего нужно психологически ставить мир на грань Третьей мировой», – заключил Андрей Колесников.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG