Линки доступности

Ударит ли отключение SWIFT по режиму Лукашенко? Рассуждает экономист Сергей Алексашенко


Сергей Алексашенко

На платформе «Голос» 6 декабря завершилось голосование по поводу возможного отключения банковской системы Беларуси от системы SWIFT. Почти 65% поддержали эту меру, около 17% не поддержали. Отключение от SWIFT в качестве меры воздействия на действующий режим предложила команда Светланы Тихановской

Ксения Туркова: Насколько болезненным может быть отключение SWIFT для банковской системы Беларуси?

Сергей Алексашенко: Я всегда привожу такую аналогию: это примерно то же самое, что отказаться от использования мобильных телефонов. Можно же без мобильных телефонов? – Можно. Имея фиксированную связь, если под рукой всегда есть аппарат связи. Первое время будет очень неудобно. А потом вы привыкнете и сможете так как-то жить. SWIFT - это система практически мгновенного обмена платежными сообщениями платежей, проведения платежей между банками во всем мире. Но ведь когда-то не было SWIFT и банки обменивались сообщениями по телексу, по факсу, может, даже и по телефону. То есть другие каналы сообщения работают. И если речь не идет о финансовых рынках, если вы не занимаетесь валютной торговлей, покупкой-продажей ценных бумаг, то есть, когда у вас нет необходимости принимать решения с точностью до доли секунды, то в принципе банки с этим могут жить. Но будет неудобно: придется нанимать каких-то дополнительных сотрудников, оформлять платежные поручения по другим стандартам и так далее. Но нельзя сказать, что после этого наступит катастрофа.

К.Т.: То есть это не может стать серьезным инструментом давления на режим Лукашенко?

С.А. : Отключение SWIFT представляется такой серьезной мерой в отношении режима Лукашенко, потому что мы привыкли слышать аналогичные угрозы в адрес России: «Ой, Россию вот-вот отключат от SWIFT, какой ужас!». Если говорить о действенных мерах, которые радикально меняют экономическую ситуацию, то тут надо смотреть на то, что делали с Ираном, к которому в 2012-2013 годах были применены очень жесткие экономические санкции. Это замораживание активов Центрального банка, это запрет на осуществление корреспондентских расчетов с американскими и европейскими банками – то есть, если говорить о Беларуси, это ситуация, в которой белорусские банки и компании вообще не смогут проводить расчеты в иностранных валютах. Но надо понимать, что, с другой стороны, это ударит по какой-то части белорусского населения – по той, у которой есть платежные карточки Visa, Mastercard, AmericanExpress, которая ездит за границу и проводит там какие-то расчеты со своими банковскими картами. Любая санкция обоюдоострая и всегда заодно бьет и по какой-то части населения. У белорусских экспортеров возникнут проблемы с получением денег, у белорусских импортеров возникнут проблемы с отправкой денег и получением товаров, на валютном рынке наступит хаос, если активы Нацбанка будут заморожены – в общем, мало не покажется. Так что, если говорить о том, какими могут быть жесткие санкции, это заморозка счетов и активов государственных банков. Тогда система Беларуси ощутит сильнейшее давление. В Иране это и привело к тому, что сменился политический режим.

К.Т.: Может ли отключение системы SWIFT сыграть против команды Тихановской?

С.А.: Конечно. Я считаю, что запрет SWIFT не создаст критических проблем для белорусской финансовой и валютной системы - следовательно, будет неэффективным. И когда неэффективность этой меры станет очевидной, и российская, и белорусская пропаганда начнут смеяться над западными санкциями, над Тихановской, которая это предложила и так далее.

К.Т.: Что в целом происходит с белорусской экономикой на фоне затяжных протестов?

С.А.: Мне кажется, что особых потрясений белорусская экономика пока не испытывает, потому что основные протесты проходят по выходным. Забастовочное движение не получило широкого распространения. Люди боятся потерять работу, сесть в тюрьму. Пока статистика не показывает серьезных изменений, нельзя сказать, что экономика Беларуси сильно пошатнулась.

К.Т.: Может ли Россия попытаться получить контроль над предприятиями Беларуси в обмен на погашение долга?

С.А.: Россия может пытаться сделать все что угодно, но для России не это сейчас ключевая проблема. Россия не ставит задачи немедленного погашения долга Беларуси. Мне кажется, что основная задача Москвы сейчас - удержание экономической стабильности режима Лукашенко. Для этого нужно не требовать от него погашения старых долгов, а нужно давать ему новые. Когда в начале года Россия применила жесткую линию по отношению к Беларуси, белорусский рубль девальвировался на двадцать с лишним процентов. Поэтому если Россия потребует погашения кредитов, она сыграет на стороне белорусской оппозиции. Сейчас, как мне кажется, Кремль заинтересован в том, чтобы задуматься, как бы заменить Лукашенко на какую-то более приемлемую для белорусского населения и более адекватную для переговоров фигуру. А дальше уже можно рассуждать о том, как экономические интересы России будут защищаться при новом политическом режиме.

Лукашенко сейчас никакого контроля за белорусскими предприятиями не отдаст и никаких долгов гасить сегодня не будет.

К.Т.: В каких сферах Беларусь наиболее зависима от России?

С.А.: На протяжении последних двадцати лет белорусская экономика регулярно получала субсидии от России, которые составляли от 8 до 12% ВВП ежегодно. Чтобы вы понимали масштаб – для российской экономики это было бы от 150 до 200 миллиардов долларов ежегодно. Представьте, что нашелся какой-то добрый дядя, который российскому бюджету, Путину, министру финансов Силуанову ежегодно дарит 150-200 млрд долларов. И представим, что эти деньги честно и равномерно распределяются по всему российскому населению, идут на повышение зарплат и пенсий, а не складываются в кубышку Силуанова. Уровень жизни в России тогда был бы совершенно другим. Если говорить о белорусской экономике, то она вся сидит на таком допинге. Если этот допинг отобрать, то белорусская экономика сильно изменится - это самая большая зависимость. Потому что после этого выяснится, что значительная часть белорусских товаров, которые сегодня продаются в Россию, неконкурентоспособны, потому что их цена резко вырастет; или вообще предприятия закроются, потому что они станут убыточными. Так что, если говорить о том, от чего Беларусь зависит – она зависит от российских денег.

К.Т.: Как может Евросоюз помочь Беларуси экономически?

С.А.: Не стоит ожидать, что Европа заменит Россию и будет давать 5-6 миллиардов долларов, то есть те самые 10-12% ВВП ежегодно для поддержания белорусской экономики. Если Евросоюз и будет давать деньги, то они будут в разы меньше. И в любом случае, внутреннее изменение цен, зарплат в Беларуси будет неизбежно. Я бы посоветовал оппозиции посмотреть на помощь, которую получила Украина после Революции Достоинства, но только всю эту помощь надо поделить на 4 – тогда можно понять, на какую помощь может рассчитывать Беларусь.


  • 16x9 Image

    Ксения Туркова

    Журналист, теле- и радиоведущая, филолог. Начинала как корреспондент и ведущая на НТВ под руководством Евгения Киселева, работала на каналах ТВ6, ТВС, РЕН ТВ, радиостанциях "Эхо Москвы", "Сити FM", "Коммерсантъ FM". С 2013 по 2017 годы жила и работала в Киеве, участвовала в создании информационной радиостанции "Радио Вести", руководила русскоязычным вещанием украинского канала Hromadske TV, была ведущей и исполнительным продюсером. С 2017 работает на "Голосе Америки" в Вашингтоне.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG