Линки доступности

Россия – ящик с маркировкой «токсично!»


Александер Кули. Фото с монитора

Эксперты Института Харримана – об особенностях новой фазы российско-американских отношений

Первый год пребывания у власти администрации Джо Байдена – хороший повод обсудить текущее состояние отношений США и России. Этой актуальной теме был посвящен вебинар, организованный совместно Институтом Харримана при Колумбийском университете и Центром Джордана по изучению России при Нью-Йоркском университете (NYU).

Открывший дискуссию профессор-политолог Александер Кули (Alexander Coole) приветствовал участников вебинара. Представляя себя, он обронил фразу, что пост директора Института Харримана он будет занимать еще лишь один месяц.

Как сформулировал Кули, есть острая потребность проанализировать ситуацию в российско-американских отношениях после саммита Байден-Путин в Женеве в июне этого года. Как сделать эти отношения стабильными и предсказуемыми? К каким последствиям может привести наращивание российских войск у границ Украины? Есть ли сферы возможного сотрудничества, которые могут способствовать улучшению отношений между странами?

Скрестить пальцы на удачу

Профессор Джошуа Такер (Joshua Tucker), директор Центра Джордана по изучению России при NYU, соорганизатор вебинара, представил первого панелиста – почетного профессора Колумбийского университета Роберта Легволда (Robert Legvold), авторитетного эксперта по вопросам международных отношений на постсоветском пространстве. С 1986 по 1992 год он работал директором Института Харримана.

Джошуа Такер. Фото с монитора
Джошуа Такер. Фото с монитора

Общий вывод, который лаконично сформулировал Легволд, – «отношения в чем-то улучшились, а в чем-то остались на прежнем уровне».

Легволд повторил свои главные тезисы, которые высказал во время вебинара Института Харримана в январе этого года, посвящённого приходу администрации Байдена. Тогда профессор говорил о «клептократии», правящей в России, и о необходимости существенной корректировки санкций США, которые показали, по его мнению, «свою слабую эффективность».

Роберт Легволд. Фото с монитора
Роберт Легволд. Фото с монитора

Отношения США и России за этот год, по словам Легволда, «стали более враждебные, непродуктивные, хаотичные».

«Стороны отвечают одна другой обвинениями на обвинения, – заметил он. – В общем, мы вернулись на тот уровень, который характеризовал отношения между странами в момент ухода администрации Обамы. Правда, появилось и новое, а именно попытки наладить рабочие консультации по вопросам национальной безопасности. Увы, нет сдвигов в вопросах компьютерных атак против американской инфраструктуры, как нет их и в отношении украинского кризиса. Более того, Москва открыто наращивает военное присутствие у границ Украины и не обращает внимания на красные линии, обозначаемые Вашингтоном. Я вижу две магистральные линии, определяющие состояние и перспективы отношений России и Америки. Первая – это сотрудничество по важнейшим направлениям, включая энергетику и климатический кризис. Вторая – противоборство и попытки каждой из сторон получить одностороннее преимущество. Пока эти линии не сомкнутся, не сольются в одну линию, ни о каком прогрессе говорить не приходится. Было бы неплохо, имея нынешний уровень отношений с Россией, скрестить пальцы на удачу».

Экзистенциальная угроза

Замечание об «удаче» подхватила Роуз Готтемюллер (Rose Gottemoeller), которой Такер передал слово. Она знает из первых рук, какие сложности и неожиданности сопровождают отношения двух держав в военной области и в области национальной безопасности. В настоящее время она читает лекции в Стэнфордском университете и ведет научную работу в Институте Гувера. Прежде работала в фонде Карнеги, в Совете национальной безопасности, в Госдепартаменте. В 2016–2019 годах Роуз Готтемюллер являлась заместителем генерального секретаря НАТО.

«Элемент везения, удачи как ни странно, присутствует и в такой специфической области как поддержание стратегической стабильности между двумя сверхдержавами, – сказала Роуз Готтемюллер. – Ведь мы имеем дело с экзистенциальной угрозой, которая приобретает все новые формы в связи с развитием новых технологий. Налицо новые вызовы, но и новые возможности. Сейчас возобновлены переговоры в рабочих группах, на которых обсуждаются такие важные вопросы, как предстоящий пересмотр договора между Россией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (START)».

Роуз Готтемюллер. Фото с монитора
Роуз Готтемюллер. Фото с монитора

Но эти переговоры, имеющие глобальное значение, протекают не в вакууме и зависят от поворотов внутренней политики. Роуз Готтемюллер напомнила о ситуации 2014 года, когда аннексия Крыма и развитие сепаратистского сценария на Донбассе фактически привели к тому, что переговоры о сдерживании стратегических вооружений заглохли.

«Я тогда работала заместителем Госсекретаря по контролю за вооружениями, – сказала она, – и хорошо помню ощущение дестабилизирущего удара по всей переговорной линии. О каком продуктивном и связном диалоге могла идти речь в свете захвата Крыма? Отношения с Россией откатились далеко назад. А сегодня вести переговоры о безопасности в Европе даже технически трудно – недавно Россия закрыла миссию НАТО в Москве».

«Я понимаю, что Китай не входит в тематику данного обсуждения, – отметила Роуз Готтемюллер. – Но мне кажется важным подчеркнуть влияние переговоров США с китайскими представителями, которые, вне всякого сомнения, влияют на наши отношения с Москвой. Я имею в виду недавний «видеосаммит» президента Байдена и председателя КНР Си Цзиньпина. Для возобновления диалога НАТО с Пекином открываются новые возможности, в то время как диалог НАТО с Москвой зашел в тупик».

Образ врага

Следующий панелист – Александр Габуев (Alexander Gabuev), руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги. До прихода в Московский Центр Карнеги он был заместителем главного редактора журнала «Коммерсантъ-Власть» и членом редакционной коллегии ИД «Коммерсантъ».

Александр Габуев. Фото с монитора
Александр Габуев. Фото с монитора

Габуев подчеркнул, что московским экспертам-политологам очень трудно получить доступ к информации из высших эшелонов власти. «Все ключевые решения, – заметил он, – принимаются в «секретной комнате» (war room), куда ни у кого из журналистов нет доступа. У меня тоже нет магического кристалла, чтобы читать мысли Путина... Если анализировать политику Байдена, то складывается впечатление, что он хочет отодвинуть политику в отношении России на запасную парковку, соорудив по возможности защитные перила. Россия для него что-то вроде ящика с маркировкой «токсично! «не трогать!», который он хотел бы передать как есть следующему президенту США. В качестве тем для текущего диалога остаются контроль за вооружениями, кибербезопасность, вмешательство в выборы».

Обрисовав общую ситуацию в России, в которой, по его мнению, есть уязвимые моменты, Габуев сказал, что обозреватели в Москве, в целом, положительно оценивают курс администрации Байдена по расширению функциональных каналов для контактов с Россией на разных уровнях, в том числе не только дипломатическом, но и по вопросам национальной безопасности.

«Противостоит этим позитивным тенденциям глубокий антиамериканизм, который поощряется и всячески насаждается российскими властями, – отметил Габуев. – Нынешней власти в России нужен «образ врага», и отказываться от него в обозримом будущем Кремль не собирается. Что особенно тревожно, это непрогнозируемость политики России в отношении Украины, неспособность Путина реалистически оценивать украинский кризис. Ему свойственно переоценивать угрозы. В целом, наше взаимное глубокое непонимание приводит к осознанию того факта, что как во время президентства Байдена, так и во время президентства Путина невозможны кардинальные сдвиги в отношениях между нашими странами. Тут нужны новые фундаментальные идеи, новая политика. Пока же главной задачей является сдерживание конфронтационных тенденций, чтобы не дать ситуации скатиться в катастрофу».

Принципы и повестка

Путин правит Россией с 1999 года, в то время как в США за это время сменилось пять президентов. Об этом напомнила Мария Снеговая (Maria Snegovaya) – постдокторант по политическим наукам в Университете Virginia Tech. Как приглашенный ученый она ведет научную работу в Университете Джорджа Вашингтона. Сотрудничала со многими американскими научно-исследовательскими учреждениями, включая Институт Брукингса, Институт Кеннана, Фонд Карнеги, Freedom House и другие.

Мария Снеговая. Фото с монитора
Мария Снеговая. Фото с монитора

«Можно увидеть стремление каждой новой американской администрации по деэскалации напряженности в отношениях с Россией, – сказала Снеговая. – Но когда каждая из них передает эстафету власти новой команде, мы видим, что отношения продолжают оставаться на прежнем уровне или даже ухудшаются».

«Если же говорить о главных принципах российской внешней политики, то они остаются неизменными, – продолжала она. – Их два. Первый – полный контроль Кремля за внутренней ситуацией в стране, стремление не допустить какое-либо влияние извне. История Навального в этом плане очень показательна. И второй принцип – контроль Кремля за ближним зарубежьем, включая Украину, что связывают с идеей мультиполярности, называемой также «новой Ялтой». Путин последовательно развивает свою повестку, усилия напряженность вокруг Украины. Таким образом он, похоже, добивается своей цели. С ним вынужден обсуждать эту проблематику Байден, который предпочел бы переложить эти заботы на плечи своих европейских союзников. Конечно, внешнеполитическое наследие, которое Байдену оставил его предшественник, хорошим не назовешь. Мы не знаем, как будут развиваться отношения дальше, но пока можно констатировать, что санкционная политика Вашингтона в отношении России недостаточно эффективна. На этом сложном и противоречивом фоне Путин продолжает осуществлять свою политику, что чревато опасными последствиями».

Розовые очки и реальность

Профессор Гарвардского университета Тимоти Колтон (Timothy Colton) рассказал о необычном опыте сотрудничества американских и российских ученых-политологов в специально созданной рабочей группе по анализу отношений между двумя странами. Ранее Колтон работал директором Дэвис-центра и главой факультета государственных исследований Гарварда. Автор многих книг о России и российско-американских отношениях, в том числе и изданной в 2017 году книги «Проиграют все: Украинский кризис и губительный спор вокруг постсоветской Евразии» (Everyone Loses: The Ukraine Crisis and the Ruinous Contest for Post-Soviet Eurasia, совместно с Сэмюэлом Чарапом).

Как рассказал Колтон, группа была создана десять лет назад, и в нее, помимо авторитетных ученых, таких как Сергей Караганов и Александер Кули, включили и представителей более молодого поколения.

Тимоти Колтон. Фото с монитора
Тимоти Колтон. Фото с монитора

«Интересно, что молодые российские исследователи гораздо меньше зацикливались на вопросе международного статуса и престижа России, что всегда было больным вопросом для их старших коллег, – отметил Колтон. – Мне удивило, что они стали более восприимчивы к понятию «ценности», которые очень важны для американцев. В начале совместной работы мы на многое невольно смотрели сквозь розовые очки. Украинские события 2014 года нас в немалой степени отрезвили».

«Сегодня, – заметил Колтон, – всех очень беспокоит будущее в свете эскалации украинского кризиса. Будет ли война? А если будет – то в каком формате? Есть ли у Путина конкретный долговременный план действий? Ряд наблюдателей считают, что такого плана не существует, и все будет осуществляться примерно также, с теми же плачевными последствиями, что и вторжение американских сил в Ирак в 2003 году».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG