Линки доступности

«Новое итальянское кино» покажут в Нью-Йорке


Линкольн-центр

В кинопоказе, который продлится до 6 июня, представлены и семейные драмы, и эксцентричные комедии, и биографии, и актуальная документалистика

Название кинопрограммы итальянского кино «Открытые дороги» (Open Roads: New Italian Cinema 2021) оказалось многозначным. Это и освоение новых тем и жанровых комбинаций, и почтительный отсыл к классике неореализма, где уходящая вдаль дорога служит бессмертным символом. В этом году к символическому ряду можно добавить «интернет-дорогу» – впервые за двадцать лет существования программы из-за пандемии коронавируса она целиком базируется на виртуальной платформе.

Традиционный показ новинок итальянского кино в Нью-Йорке начался 28 мая. Он организован Кинообществом Линкольн-центра (Film at Lincoln Center) и Институтом кинематографии Luce Cinecittà (Италия).

Как предуведомляют организаторы, эта программа является самой репрезентативной в США, предлагая широкий спектр новинок итальянского кино. В нее вошли лауреаты и участники крупнейших мировых кинофестивалей и самые многообещающие ленты независимого кино. Что касается жанров, то здесь есть и семейные драмы, и эксцентричные комедии, и биографии, и актуальная документалистика.

От Болоньи до Сицилии

С последнего жанра, документального, имеет смысл начать этот обзор, поскольку именно это направление сегодня развивается в европейском кино особенно бурно и плодотворно.

Один из самых ожидаемых фильмов – необычный байопик «Для Лучо» (Per Lucio) опытного режиссера-документалиста Пьетро Марчелло, известного, в частности, по фильму «Молчание Пелешяна». Но всемирную известность ему принесла недавняя вольная игровая экранизация романа Джека Лондона «Мартин Иден», широко прошедшая по мировым экранам.

«Для Лучо» - почтительный, хотя и без излишнего пиетета, поклон популярнейшему певцу Италии Лучо Далла, умершему в 2012 году. Многие знают его по проникновенной песне «Карузо», особенно по той сценической версии, где он поет ее на два голоса с Лучано Паваротти.

«Для Лучо»
«Для Лучо»

В фильме Марчелло коллективный портрет певца складывается как мозаика из фрагментов интервью тех, кто близко знал его на сцене и за сценой. И главный голос здесь принадлежит его другу и менеджеру Тобиа Риги, с которым его связывает полвека дружбы. Зритель увидит кинохронику второй половины 20-го века, когда на руинах Второй мировой войны бурно развивалась итальянская экономика, шли социальные и культурные перемены. Близость Лучо Далла, уроженца провинциальной Болоньи, к простым людям, его непафосный, несветский стиль поведения на публике и в прессе сделали его «ролевой моделью» для миллионов итальянцев. Еще один хорошо знавший его человек, тоже житель Болоньи, поэт Роберто Роверси, стал соавтором Далла, написал для него много песен. Как и для мнгих других звезд шоу-бизнеса, выбор между прибыльной коньюнктурой и зовом души всегда оставался для него трудной моральной дилеммой.

Документальный фильм «Мафия уже не та, что раньше» (The Mafia Is No Longer What It Used to Be) Франко Мареско, режиссера из Палермо, нарушает жанровый стереотип фильмов о мафии, как правило, строгих и тревожных. В 2017 году жители столицы Сицилии отмечали печальную годовщину – 25-летие кровавой расправы мафии над судьями Джованни Фальконе и Паоло Борселлино, бесстрашными героями борьбы с местной организованной преступной группировкой – печально известной каморрой.

«Мафия уже не та, что раньше»
«Мафия уже не та, что раньше»

Характерно, что для многих, особенно молодых людей, которых режиссер интервьюирует на улицах, имена судей ничего не говорят. Что касается сицилийцев постарше, то они в большинстве своем избегают впрямую осуждать мафию и рассуждать под запись на эту, как видно, по-прежнему щекотливую и опасную тему. А один из тех, кто, предположительно, знал лично подозреваемых в совершении того преступления, признает действенную и сегодня силу «омерты» - кодекса молчания «коза ностра». Его можно сформулировать так: ничего не знаю, ничего не вижу, ничего не скажу. Вместе с тем фильму свойственна насмешливая интонация театрализованной инсценировки. Режиссер не скрывает иронии и сарказма в импровизированных диалогах. В отдельных случаях он намеренно провоцирует людей на проявление бурных эмоций. Ощущение от картины можно выразить так: все настолько неутешительно, что остается только смеяться.

Режиссер Франческа Мадзолени отправилась в устье Тибра, в небольшой город Остия, знакомый в последней четверти прошлого века тысячам евреев из Советского Союза как долгий эмиграционный транзит на пути в США. Но не это привлекает внимание режиссера в документальной картине «Пунта Сакра» (Punta Sacra). И не античные древности, в изобилии раскопанные здесь археологами. Гораздо большего внимания удостоился тот факт недавней истории, что здесь, в Остии, в ноябре 1975 года был жестоко убит выдающийся кинорежиссер и поэт Пьер Паоло Пазолини (обстоятельства преступления до сих пор остаются не до конца проясненными. – О.С.).Главной же темой документального исследования стала бурная джентрификация Остии. Мадзолени знакомится с несколькими семьями из числа местных старожилов, в основном, с женщинами. Они жалуются на то, что их неумолимо вытесняют риэлтеры, которые видят в этом районе привлекательные возможности для нового жилищного строительства. Автор фильма не скрывает восхищения перед стойкостью и смелостью жителей, отчаянно сопротивляющихся агрессивной глобализации.

Притяжение и отчуждение

Картина «Плохие сказки» (Bad Tales) режиссерского дуэта Дамиано и Фабио Инноченцо ранее удостоилась приза Берлинале за лучший сценарий. Может быть, поэтому устроители показов в Нью-Йорке сделали ее фильмом открытия.

«Плохие сказки»
«Плохие сказки»

Собственно, это групповой портрет юного поколения, обитающего на задворках Рима. Все эти юноши и девушки сильно не ладят со своими «предками», а семьи их иначе как дисфункциональными не назовешь. Рутина безрадостной жизни аккумулирует недовольство, которое в какой-то момент неизбежно выливается во вспышки насилия и грозит тотальной катастрофой. Критики называют «Плохие сказки» смесью мрачной фантазии и жесткого социологического исследования.

Еще один победитель Берлинале в программе – биографическая драма режиссера Джорджо Диритти «Я хотел спрятаться» (Hidden Away). Актер Элио Джермано получил в Берлине приз за лучшую мужскую роль. Он виртуозно перевоплотился в художника-самоучку Антонио Лигабуэ, одного из признанных мастеров наивного искусства 20-го века.

«Я хотел спрятаться»
«Я хотел спрятаться»

Родившийся и выросший в Швейцарии, Тони был депортирован в Италию. Будучи аутистом, он живет в воображаемом мире, чурается людей, которые видят в нем деревенского дурачка, дразнят и смеются над ним. Встреча со скульптором Ренато меняет его жизнь. Ренато убеждает его сосредоточиться на живописи и скульптуре, что вселяет в Тони уверенность в правильности избранного пути. Это сочувственный и горький портрет талантливого одиночки, вынужденного выживать во враждебной среде.

Молодое поколение итальянской режиссуры представлено дебютом Пьетро Кастеллито «Хищники» (The Predators) – черной комедией о классовом антагонизме в современной Италии. В актерский ансамбль включен и отец дебютанта, известный актер и режиссер Серджо Кастеллито («Не уходи», «Рожденный дважды», «Фабрика звезд»). В центре сюжета - две очень разные семьи. Семья Павоне – зажиточные интеллектуалы, семья Висмара – пролетарии-радикалы. И, конечно, их прямое соприкосновение чревато крупными неприятностями для всех сторон.

«Хищники»
«Хищники»

«Фильм это совместное усилие, но герои его не подозревают об этом, - сказал режиссер Пьетро Кастеллито в одном из интервью. – Каждый из героев - сам по себе, и каждый переживает глубокое отчуждение от внешнего мира».

К семейной мелодраме «Порочная связь» (The Ties) предпослан слоган «Брак по-итальянски. 21 век». Правда, сравнивать фильм Даниэле Лукетти с классической картиной Витторио Де Сика 1964 года весьма затруднительно. Иные времена, иные проблемы, иные интонации, да и стиль актерской игры дуэта Альба Рорвахер – Луиджи Ло Кашио сильно отличается от легендарного дуэта София Лорен – Марчелло Мастроянни.

«Порочная связь»
«Порочная связь»

Начало 80-х годов. Ванда и Альдо – счастливая пара, живущая в Неаполе. У них маленькие дети, которых они нежно любят. Но счастье оказывается очень хрупким. Альдо признается Ванде, что изменил ей. Она требует развода, он на время уходит из семьи. Но вновь и вновь все возвращается на круги своя, и герои не могут разорвать свой союз. Сила привязанности и любовь оказываются сильней обид и ошибок.

Программа «Новое итальянское кино» в Нью-Йорке продлится до 6 июня.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG