Линки доступности

Влад Козлов: «Тема бессмертия оказалась востребована в эру ковида»


Влад Козлов в своем офисе. Courtesy photo

Русско-американский режиссер-визионер завершил работу над фильмом «Имморталист»

Как мы уже сообщали, пандемия коронавируса оказала катастрофическое воздействие на кинопроизводство. Но независимому режиссеру Владиславу «Владу» Козлову, выходцу из России, работающему в США, карантин, локдаун и прочие ограничения создали, по его собственному признанию, уникальные условия для эффективной работы. В условиях почти полной остановки американской киноиндустрии ему удалось завершить съемки и монтаж полнометражного фильма «Имморталист» (Immortalist).

В этом психологическом триллере в стиле нео-нуар с элементами черной комедии он снял звезд мирового кино Франко Неро и Шерилин Фенн, а также популярных комедиантов Пола Родригеса и Ариеса Спирса. А на главную роль он пригласил восходящую звезду американского кино – Джеффа Дюжардина, актера и музыканта, уроженца Род-Айленда.

Фильм «Имморталист» имеет любопытную предысторию. Основываясь на реальном случае, Влад Козлов снял 40-минутную ленту «Убийцы» (The Killers), которая показывалась на международном кинофестивале Flickers в Род-Айленде (RIFF) и завоевала приз за лучшую режиссуру.

Получив со временем дополнительное финансирование от частных инвесторов, Влад дописал сценарий и сумел доснять необходимые эпизоды, расширив нарратив и насытив его важными для понимания идеи фильма деталями. Так из короткометражной ленты «Убийца» родился игровой полнометражный фильм «Имморталист».

По словам Козлова, его увлекла тема криогенной заморозки человека. Один из его знакомых, ученый, имя которого он предпочитает не называть, пытался получить разрешение своего дедушки заморозить его тело после смерти. Он верит, что наука в будущем сможет когда-нибудь оживить его и тем самым даровать новую жизнь.

Джефф Дюжардин. «Имморталист». Courtesy photo
Джефф Дюжардин. «Имморталист». Courtesy photo

Подобным же образом герой «Имморталиста» молодой адвокат Макс (Джефф Дюжардин) истово верит в возможности крионики сохранить в замороженном виде мозг и тело умершего на неопределенное время. Его любимый дед Паоло (Франко Неро, культовая звезда итальянского кино) умирает от рака, и внук хочет сразу после его смерти подвергнуть тело замораживанию. Мать Макса католичка Лора (Шерилин Фенн) и сиделка Паоло категорически протестуют против замышляемого им «кощунства», но Макс не намерен отступать.

Шерилин Фенн. «Имморталист». Courtesy photo
Шерилин Фенн. «Имморталист». Courtesy photo

Влад Козлов родился в Москве. В 1999 году по визе J1 (work and travel) приехал в скаутский летний лагерь под Питтсбургом учить детей актерскому мастерству. Потом перебрался в Лос-Анджелес, где снимается в кино как актер и работает как режиссер.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал по телефону с Владом Козловым, находящимся в Лос-Анджелесе.

Олег Сулькин: Влад, вы заканчивали фильм, когда началась пандемия коронавируса?

Влад Козлов: Мы частично снимали уже во время ковида. Вообще тема бессмертия, продления жизни, всегда вызывала интерес. А уж во время пандемии, когда люди напуганы и подавлены, и подавно. Очень важную сцену на крыше моего офиса в Голливуде, ставшего для фильма офисом Макса, я доснимал во время пандемии. Мы все были в масках и перчатках, боялись заходить внутрь офиса. Мне приходилось склеивать кадры самому, без монтажера. Никого больше в офисе, ни живой души, непривычно тихо снаружи. Обычно очень шумный Голливуд-бульвар пуст и тих. В этой странной, сюрреальной атмосфере я и монтировал фильм. Приезжал домой, показывал супруге Наташе Козловой смонтированные куски. Мы все с ней обсуждали, она и сценарий писала со мной и копродюсировала фильм. Как это ни странно звучит, ковид помог мне создать то, что я хотел создать. То, что отпечаталось в жизни, отпечаталось и в фильме.

О.С.: Влад, впервые в своей многолетней работе кинообозревателем я имел возможность посмотреть сначала среднеметражную версию фильма, а затем, спустя примерно год, полнометражную версию того же фильма. И я должен сказать, что полный метр мне показался гораздо более интересным. Расскажите, как шла работа, чем вы руководствовались, добавляя те или иные эпизоды, дописывая диалоги?

В.К.: Я с самого начала хотел снять полнометражную картину, но не было достаточно финансов. Мне хотелось подробней рассказать о мотивации главного героя. Некоторые ученые считают, что даже спустя несколько дней после смерти у человека живы клетки мозга, отвечающие за память и самоидентификацию. Это я как раз и хотел передать в полной версии фильма, чтобы стало ясно, что наш герой, возможно, никакой не сумасшедший, что им в его поступках движет вера в научный прогресс. Мечта о вечной жизни неискоренима, люди продолжают искать пути к бессмертию.

О.С.: Фанатику крионики Максу в фильме противостоят люди здравого смысла – его мать, сиделка деда и другие. Они считают, что замораживание тела умершего противоречит моральным, религиозным нормам.

В.К.: Да, правильно, ему противостоят люди здравого смысла. Они не обязательно верующие. Мать героя хранит настенный крест в коробке, она забыла, что он у нее есть. Я недавно разговаривал с одним имморталистом, он сейчас работает в Гонконге. Он говорит, что речь не идет о том, чтобы отменить смерть, он признает, что это нереально. А вот оттянуть болезни и старение вполне по силам медицине.

О.С.: А кто это – имморталисты? Расскажите, пожалуйста.

В.К.: Это целое движение, оно существует в разных странах. Они верят, что человек может жить гораздо дольше, мечтают о вечной жизни. Многие имморталисты не говорят вслух то, что думают,боятся, что их не будут воспринимать всерьез. Но они приводят аргументы, основываясь на изучении природы. Например, есть такой грызун – голый землекоп. Он от природы не умеет стареть. И это не только землекоп. Каждый год находят все новых и новых животных, вероятность умереть которых не растет с возрастом, а у некоторых даже падает. Это многие виды летучих мышей, гренландский кит, некоторые виды черепах и многие другие. Это подтверждает, что старение – не закон природы. Не все, что живет, стареет. Значит, продление жизни человека в принципе возможно. Не с помощью какой-то магии, а с помощью биологических инструментов.

О.С.: А сколько в мире имморталистов?

В.К.: Полагаю, что несколько десятков тысяч . Их главная задача – способствовать научным исследованиям и развитию технологий, которые помогут продлевать человеческую жизнь. Так, мы сняли для фильма Обри де Грея, крупного британского биолога-геронтолога, который считает, что старение это болезнь, и главная цель – добиться, чтобы люди не старели.

Джефф Дюжардин и Обри де Грей (в центре). Courtesy photo
Джефф Дюжардин и Обри де Грей (в центре). Courtesy photo

О.С.: Макс в фильме вполне научно мотивирует желание заморозить труп деда. Но в глазах его лихорадочный блеск одержимости: к своей цели он идет напролом, утратив даже инстинкт самосохранения. Если это не безумие, то что?

В.К.: Вы помните «Сансет-бульвар»? Мы видим живущую в мире фантазий героиню Глории Свенсон, которая к финалу окончательно сходит с ума. Так и наш герой, Макс. Он одержим идеей, и эта одержимость растет с каждой минутой, вплоть до кульминации.

О.С.: Вы сочетаете черно-белые эпизоды с цветными флэшбеками. В эстетике фильма чувствуется влияние и немецкого экспрессионизма, и американского нуара. В пресс-релизе о фильме сказано так: «Это как бы встреча «Психо» с «Сумеречной зоной» и «Маленькой мисс Счастье».

В.К.: Да, конечно, фильмы этих направлений мною пересмотрены, как и фильм Жан-Пьера Мельвиля «Самурай», где он создал удивительную цветовую палитру. Все это я прошел. И еще добавилось личное обстоятельство. В детстве я сильно заикался, и все, что со мной происходило в реальности, я видел в черно-белом цвете. И только мои фантазии, где я свободно и уверенно говорил без запинки, я представлял в радужных цветах. Бергман и Тарковский подвигли меня делать кино. Для меня «Зеркало» Тарковского – высшая степень искусства. Мальчик, которого лечат от заикания в самом начале фильма, произносит: «Я могу говорить!». В одной этой фразе – бездна смысла.

О.С.: «Франкенштейн» Мэри Шелли и многочисленные экранизации этого романа на вас повлияли?

В.К.: Да, очень. Разница в том, что там сайенс-фикшн, сказка. А у нас – реальность, реальные люди – уже упомянутый Обри де Грей, Джим Йонт, возглавляющий Американское общество крионики (American Cryonics Society) и другие.

О.С.: Что Франко Неро думает о фильме? Он его видел?

В.К.: Да. Франко не любит говорить об этом фильме. У него уже почтенный возраст, ему недавно исполнилось 79 лет, а там ключевая сцена, где он лежит в свежевыкопанной могиле. Когда он спускался в могилу, то попросил меня снять этот эпизод максимально быстро. Франко потом говорил мне, что пытается не думать о старости, о возрасте, об уходе.

О.С.: Шерилин Фенн была в 80-90-е годы звездой Голливуда, о ней много говорили, помещали на обложки журналов, но потом карьера ее несколько поугасла, и она снимается, в основном, в телесериалах. Вы не заметили у нее комплекса невостребованности?

В.К.: Она говорит, что не смотрит свои фильмы, хотя я в это не верю. У нее недавно умер отец, и тема фильма ей оказалась очень близка. И Шерилин, и Франко, и Джефф, и Пол Родригес согласились работать за очень скромный гонорар, потому что им понравилась идея фильма и сценарий. За это я им очень благодарен.

Франко Неро и Влад Козлов на съемках. Courtesy photo
Франко Неро и Влад Козлов на съемках. Courtesy photo

О.С.: Что происходит с другим вашим режиссерским проектом – фильмом «Немая жизнь» о Рудольфе Валентино? Вы же там играете главную роль, и по поводу вашего исполнения роли Валентино отмечают поразительное внешнее сходство с ним. Википедия пишет, что фильм уже готов.

В.К.: Это не совсем так. Я занимаюсь монтажом картины. В ней заняты Франко Неро, Изабелла Росселлини, Джефф Дюжардин и Шерилин Фенн, которая сыграла голливудскую диву Аллу Назимову. А ключевую роль в «Немой жизни» сыграла одна из живых легенд золотого века Голливуда Терри Мур, которой в январе исполняется 92 года. Терри встречалась с Джеймсом Дином, дружила с Мэрилин Монро, выступала на сцене вместе с Синатрой, была замужем за самим Говардом Хьюзом. Неспроста Мартин Скорсезе пригласил именно Терри готовить Леонардо ДиКаприо для роли Говарда Хьюза в фильме "Авиатор", и ей это очень удалось. В моем фильме Терри играет легендарную «женщину в черном», которая каждый год приходит на могилу первого секс-символа Голливуда Рудольфа Валентино и приносит ему красную розу. Нам нужно было записать ее закадровый голос, который сопровождает весь фильм. Она очень боялась выходить из дома из-за ковида, но нам удалось со всеми предосторожностями записать ее голос в начале сентября. Очень надеюсь, что в будущем году, когда мы планируем выпустить «Немую жизнь», Терри Мур номинируют на «Оскара». Ведь она была номинирована в 1952 году за фильм «Вернись, малышка Шеба» с Бертом Ланкастером. Представляете, каково ей получить вторую номинацию через семь десятилетий после первой?

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG