Линки доступности

«Ни на один дюйм» или «ни пяди родной земли»


Мэри Саротт

Новая книга Мэри Саротт, профессора Университета Джонcа Хопкинса, посвящена тупикам, возникшим в отношениях США и России после холодной войны

В преддверии 30-летия распада СССР эксперты все чаще обращают свой взгляд к тому, каким мир стал после окончания холодной войны. Центр Вудро Вилсона (Woodrow Wilson Center) презентовал новую книгу профессора Университета Джонcа Хопкинса и эксперта Гарвардского центра изучения Европы Мэри Саротт (Mary Sarotte, Johns Hopkins University, Harvard’s Center for European Studies). Мэри Саротт уже выпустила несколько книг по европейской темиатике, в том числе – об обстоятельствах падения Берлинской стены 9 ноября 1989 года. Название нынешней работы красноречиво: «Ни на один дюйм: Америка, Россия и тупики после холодной войны» (Not One Inch: America, Russia, and the Making of Post-Cold War Stalemate).

Автор объясняет свой интерес к теме: «2016 год, когда вскрылось российское вмешательство в американские выборы, стал для меня последней каплей. Отношения стран опустились до уровня холодной войны. Мне захотелось понять: что и в какой момент пошло не так? Ведь в 90-е годы Запад и Россия успешно избавились от термоядерного противостояния, которое бросало такую длинную тень на наше детство»...

«Один кинопродюсер сказал мне, – вспоминает автор книги: – «Я не начинаю с деталей, я начинаю с эмоциональной основы». Да, это интересный подход. Изучая бесконечные детали взаимодействия дипломатии США и России в связи с расширением НАТО, я старалась понять: в чем здесь эмоциональное ядро? И если бы мне пришлось придумать один тип лирического образа, как рекомендовал сценарист, то было бы так: представьте, что вы плаваете в океане после крушения и попадаете в ловушку: ей оказывается бревно – то самое, что вы приняли было за свое спасение».

Здесь стоит напомнить политическую историю фразы: «Ни на один дюйм». Этими словами госсекретарь США Джеймс Бейкер (James Baker) предложил советскому лидеру Михаилу Горбачеву после падения Берлинской стены сделку: вы отпустите свою часть Германии, а мы не продвинем НАТО ни на дюйм на восток. Разговор состоялся 9 февраля 1990 года, и подробные документы о тех переговорах рассекречены: с 2017 года они доступны для исследователей на сайте Национального архива безопасности (National Security Archive).

Автор также использовала рассекреченные в 2018 года стенограммы переговоров президента Билла Клинтона с российским президентом Борисом Ельциным из Библиотеки Клинтона (William J. Clinton Library), против раскрытия которых в августе 2018 года возражал Владимир Путин через своего пресс-секретаря Пескова: якобы, международная практика требует согласования при раскрытии документов о действующих политиках (при этом Ельцинский Центр одобрил раскрытие документов). Тезис Пескова вызвал иронию автора книги: она заметила, что если следовать его мысли, то «про Путина мы никогда ничего не узнаем, так как он очевидно собирается править всю свою жизнь». «И еще я подумала, – добавляет Саротт, – что, должно быть, то, что я делаю – правильно, раз Кремль жалуется: все те документы, я использую в книге».

Комментарий к документам в Национальном архиве безопасности беспристрастны и раскрывают интересные подробности: «10 февраля 1990 года в Москве канцлер Германии Гельмут Коль (Helmut Kohl) на встрече с Горбачевым, добился принципиального согласия СССР на объединение Германии в рамках НАТО, если НАТО не расширится далее на восток...» Министр иностранных дел ФРГ Ганс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher) формулировал: «Русские должны иметь некоторую уверенность в том, что, если, например, польское правительство покинет Варшавский договор в один прекрасный день, они не вступят в НАТО на следующий».

«Впоследствии Бейкер написал Гельмуту Колю, который должен был встретиться с советским лидером на следующий день, теми же словами. Бейкер сообщил: «И тогда я задал ему [Горбачеву] следующий вопрос. Вы бы предпочли видеть объединенную Германию вне НАТО, независимую и без вооруженных сил США, или Вы бы предпочли, чтобы объединенная Германия была связана с НАТО при гарантиях того, что юрисдикция НАТО не сдвинется ни на дюйм на восток от ее нынешнего положения? Горбачев ответил, что советское руководство серьезно обдумывает все варианты и добавил: «Безусловно, любое расширение зоны НАТО было бы неприемлемым». Бейкер добавил в скобках для Коля: «Подразумевается, что НАТО в своей нынешней зоне является приемлемым».

«Падение Берлинской стены, конечно, серьезно ослабило Москву. Но Советы все еще имели сотни тысяч солдат в Восточной Германии и законное право держать их там, поэтому убедить Горбачева отказаться от этой военной и правовой мощи было непросто», – пишет в книге Мэри Саротт.

После распада CCCР Вашингтон переосмыслил сделку, но это не было легким решением. В частности, документы подтверждают, что бывший директор ЦРУ Роберта Гейтса (Robert Gates, CIA Director) критиковал идею «расширения НАТО на восток в 1990-х годах, когда Горбачева и других заставили поверить, что этого не произойдет».

Собственно, именно решение о расширении НАТО Мэри Саротт склонна считать той самой «ловушкой», образно говоря – ложным бревном в океане, в которую попали и Россия, и США. «В книге используются новые свидетельства и интервью, чтобы показать, как в десятилетие, которое завершилось приходом к власти Владимира Путина, США и Россия подорвали потенциально прочное партнерство и как именно это случилось.»

«Борьба за будущее Европы после холодной войны вступила в решающую фазу с этими тремя словами», – заключает автор книги. – Формула «ни на один дюйм на восток» прошла эволюцию по дуге превратилась в формулу: «Ни один дюйм территории не должен быть недоступен для НАТО». Собственно, все 500 страниц книги с ее 1800 сносками на источники – и посвящены истории этого перехода от одного значения фразы к другому. «Следствием этого, как я думаю, является тупиковая ситуация, в которой мы сегодня оказались, – продолжает автор книги. – Оптимизма больше нет. Это случилось между падением стены и приходом Путина, – намекает Мэри Саротт на определённую закономерность прихода к власти последнего. – И теперь ситуация напоминает холодную войну, а оптимистичные надежды на сотрудничество от Ванкувера до Владивостока – развенчаны».

Здесь стоит напомнить вольный российский перевод фразы об одном дюйме, который звучит как: «Ни пяди родной земли» и употребляется в России применительно к врагу. Именно так стала звучать старая фраза про «ни одного дюйма» при Путине. «Все эти события 90-х Путин называет сегодня оправданием для своих действий – так что, это не просто история. Это то, с чем мы имеем дело сейчас. – Мэри Саротт перекидывает мостик в современность. – Это очень актуальная и очень противоречивая история. Путин и его окружение утверждают, что Запад якобы предал Россию и тем оправдывает свои действия. Например, в 2014 году, когда Россия аннексировала Крым, Путин выступил с речью в Кремле, где он прямо сказал, что он сделал это, потому что расширилось НАТО».

Мэри Саротт напоминает про 5-ю статью Вашингтонского договора НАТО: каждый член обладает гарантией защиты всего альянса в случае вооруженного нападения на любого из них. «И с момента получения этой гарантии новые члены альянса действительно остались свободными от крупномасштабных вооруженных атак, даже когда начались боевые действия у некоторых бывших советских границ, – напоминает автор. – Американская военная мощь и ее сдерживающая сила остаются краеугольным камнем альянса. И это оправдано, так как эти страны только-только сбросили советский гнет: с их стороны это была реакция на окончание холодной войны. Но в своей книге я показываю, что за успех НАТО пришлось заплатить, потому что не так непросто гарантировать безопасность миллиарда человек. НАТО дал разумный ответ на то, что происходило, но последствия того, какими путями он достиг своей цели – были в тот момент недооценены».

«Расширение НАТО произошло таким образом, что нанесло максимальный ущерб новообретенному сотрудничеству между Вашингтоном и Москвой. В итоге падение берлинской стены, создав на короткое время потенциал для нового сотрудничества, спустя десятилетие уже не так много значило для мира. Новая граница между НАТО и остальной Европой, не входящей в альянс, оставалась все равно четко обозначенной линией разлома. И что немаловажно – Украина и некоторые другие постсоветские государства томятся теперь в серой зоне, – резюмирует Мэри Саротт. – Возобновилась и ядерная конкуренция. Надежды на сотрудничество, которым мы все недостаточно дорожили, начали увядать. И 30 лет спустя их, похоже, не осталось».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG