Линки доступности

Лекция об Иосифе Бродском и Джоне Донне – в «катакомбных условиях»


Елена Волкова

Чиновники администрации Санкт-Петербурга осуществляют затрет на просветительскую деятельность

Комитет по культуре администрации Санкт-Петербурга запретил музею Анны Ахматовой проводить лекции доктора культурологии, кандидата филологических наук Елены Волковой. При этом смольнинский чиновник назвал Волкову «врагом России».

Поводом для запрета стала прочитанная ею лекция «Акционизм и религия», где говорилось о том, как церковь в разные годы и века обвиняла в кощунстве Микеланджело Буонарроти, Джона Донна, Уильяма Блейка, Франсуа Рабле, The Beatles, Pussy Riot...

В прошлом Волкова была профессором МГУ, кроме того, в разные годы была приглашенным профессором в Университете Глазго, Университете Дарема и Высшей школы в Уоупаке, штат Висконсин. А также в Католическом университете Украины.

После того, как стало известно о звонке из Смольного в музей Ахматовой и о срыве дальнейших лекций культуролога на этой площадке, епископ Апостольской Православной Церкви Григорий Михнов-Вайтенко договорился о переносе лекций на небольшую общественную площадку «Открытое пространство». Здесь 23 сентября состоялась лекция Елены Волковой «Спят речи все со всею правдой в них: Иосиф Бродский и Джон Донн».

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский

Перед началом лекции Волкова поблагодарила собравшихся и с выразила сожаление по поводу отмены ее дальнейших выступлений в музее Анны Ахматовой. «У меня не было никакого другого намерения, кроме как прочитать лекцию. Ничего острого и конфликтного в моих лекциях нет. А Фонтанный дом (где находится музей - А.П.) - сакральное место и место мученичества в искусстве», - отметила она.

Затем, перейдя к теме заявленной лекции, Елена Волкова подчеркнула, что в России творчество английского поэта и проповедника XVI Джона Донна почти неизвестно, поскольку английская религиозная поэзия не входила в советские литературно-идеологические перечни, а в современной России его игнорируют как «не православного поэта». Кстати, и сам Бродский, когда писал свою «Большую элегию Джону Донну», как он признавался позже, знал лишь цитату, взятую в качестве эпиграфа к роману Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол»: «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе...»

Портрет Джона Донна (неизвестный художник)
Портрет Джона Донна (неизвестный художник)

Главным тезисом лекции стало замечание ее автора о том, что Бродский и Донн, на самом деле - не религиозные поэты, а поэты-метафизики, для которых весь смысл творчества в поисках нового пути диалога с Богом. Кроме того, поэты-метафизики не стремились к тому, чтобы их творения были напечатаны, зато они охотно читали свои стихи знакомым и на вечерах в литературных салонах.

После окончания лекции собравшиеся стали задавать Елене Волковой вопросы. В частности, ее спросили, как она оценивает степень религиозности в современной России, где, по официальным данным, до 80% населения называют себя православными. В ответ, Волкова рассказала, что ей приходилось слышать очень странные высказывания тех, кто приходит молиться в православные церкви. Например, есть те, кто считает, что Святая Троица состоит из Бога, Богоматери и Святого Николая. «А однажды я разговорилась с пожилой женщиной, которая сказала, что почитает святыми Сталина и Ивана Грозного. И я подумала, что мы с ней, наверно, каким-то разным богам молимся», - развела руками культуролог.

Елена Волкова: «Мне впервые заткнули рот и повесили на меня ярлык, непонятно с чем связанный»

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» спросила Елену Волкову, можно в какой-то мере сравнивать нынешнее наступление цензуры на литературу и искусство с общественной атмосферой середины 1960-х годов, когда Иосиф Бродский был отправлен в ссылку по обвинению в тунеядстве.

«Мне кажется, что здесь - натянутая параллель. Потому что для шестидесятников в прошлом были страшные сталинские репрессии, а затем "оттепель" воспринималась ими, как глоток воздуха. И репрессии, которые разворачивались в 60-е годы против религии, против писателей и против того же Бродского - все же были не такими жестокими, власть ослабила хватку в стране. Люди стали поднимать свой голос, писать открытые протестные письма, начиналась эпистолярная диссидентская революция», - ответила Елена Волкова.

И продолжила: «Что касается сегодняшнего дня, то позади у нас утерянная свобода, поэтому происходящее воспринимается иначе. Это как если бы мы родили ребенка, а он умер - мы его потеряли, не сохранили. Это такая горечь потери на фоне свободы, которой мы обладали, что любые ограничения очень болезненно мы воспринимаем. И невозможно нас утешать тем, что при Сталине было хуже, или при Хрущеве, или при Брежневе. Потому что мы помним, как было при Ельцине. И то, что произошло с музеем Ахматовой - для них это впервые. Они же открылись 30 лет назад, это - дитя свободы. И мне тоже впервые заткнули рот, ничего не объяснили, повесили на меня ярлык, непонятно с чем связанный. Это - унизительно, обидно, хочется с кем-то спорить, кому-то что-то доказывать, кого-то призвать к ответу. Но есть какая-то безымянная палка, которая бет тебя по голове».

А уместно ли сравнивать проведение лекции в небольшом полуподвальном помещении перед полутора десятками собравшихся с атмосферой раннего христианства, когда проповеди читались в катакомбах?

«Да, такая аналогия напрашивается, - согласилась Волкова. - Но в данном случае я бы не сказала, что нас тут объединяет религия, если это только не религия прав человека. Но я к этому уже привыкла, потому что у нас была Школа сопротивления в Москве, и я лет семь назад тоже в подвале читала лекции. И такие места, как Сахаровский центр и “Мемориал” тоже являются, если не подвалами, то островками. И сейчас они под прессом. И такой остров удивительной тонкой культуры и мученичества, как Фонтанный дом, тоже оказался под прессом».

Григорий Михнов-Вайтенко: «Думаю, что это какая-то мелкая сошка постаралась, и ее поставят на место»

Высказать свое мнение по поводу сравнения лекции в «Открытом пространстве» с катакомбными проповедями корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила также Григория Михнова-Вайтенко.

«Мне кажется, что культура, которая живет в катакомбах, говорит о том же самом: о добре, свете и поисках выхода. Я очень хорошо помню в советские времена полуподпольные лекции Натана Яковлевича Эйдельмана и еще целого ряда людей. Я хорошо помню "катакомбные" встречи отца Александра Меня со своими прихожанами и людьми которые только искали свой путь к христианству. Но, конечно, очень печально, если эти времена опять настали. А с другой стороны - в тех временах тоже было много светлого и прекрасного, потому что была свобода духа. И может быть, с введением внешний несвобод эта свобода духа вернется. Не хотелось бы, чтобы это приводило к репрессиям по отношению к лекторам и слушателям, но я не сомневаюсь в том, что свобода даже в таком виде останется и будет существовать», - считает епископ Апостольской Православной Церкви.

В целом оценивая запрет на проведение лекций Елены Волковой в Фонтанном доме, Григорий Михнов-Войтенко вспомнил слова Александра Галича, который однажды горестно воскликнул: «Управление культуры! Идиоты - культурой нельзя управлять!»

«У нас, правда, не управление, а комитет, но суть от этого не меняется. Это - абсолютное безобразие и, может быть, оно особенно выпукло видно благодаря тому, что тематика этих лекций совершенно вне политики, она в области культурологии, филологии, философии и религиоведения. И каким образом это можно расценивать как покушение на “скрепные основы государства”, мне непонятно. Думаю, что это какая-то мелкая, но очень ретивая сошка постаралась, и ее поставят на место. Надеюсь, что я не ошибаюсь», - заключил Григорий Михнов-Вайтенко.

Юрий Нестеров: «Это - атака на всех мыслящих людей»

Член Правозащитного совета Санкт-Петербурга Юрий Нестеров считает, что в данном случае имеет место факт запрета на просветительскую деятельность.

«Я сразу подумал, что это связано с принятым законом (имеется в виду вызвавшее многочисленные протесты приятие в апреле этого года поправок в Закон об образовании в Российской Федерации - А.П.). Присутствующие здесь на лекции говорили, что отмена лекций Елены Ивановны (Волковой) может быть связано с ее участием в качестве эксперта в деле "Pussy Riot" со стороны защиты, но я думаю, что это было вызвано, скорее, общим содержанием и тональностью ее лекций. Потому что она о России говорит вполне объективно, но без придыхания, без восторга - так, как говорит любой нормальный, аналитически мыслящий человек. И это уже является основанием для запрета на ее (Елены Волковой) выступления», - сказал Юрий Нестеров в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Вслед за Григорием Михновым-Вайтенко, он полагает, что в данном случает было проявлено излишнее рвение: «Я не думаю, что это было сделано на уровне министра культуры - у них есть свои департаменты, подразделения, где сидят какие-то люди, из которых немало с покалеченными мозгами, увы! И вот они-то и гонят эту волну. И это гораздо хуже - это запрет на инакомыслие. А ведь любой нормально мыслящий человек уже является "инакомыслящим", ибо просто не может мыслить, как все. Так что это - атака на всех мыслящих людей», - убежден Юрий Нестеров.

А в субботу на площадке «Открытого пространства» в Санкт-Петербурге Елена Волкова повторно прочтет лекцию «Акционизм и религия», вызвавшую такую бурную реакцию чиновников от культуры.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG