Линки доступности

Ukrainian Lives Matter: как в России отреагировали на победу Украины на Евровидении?


«Надели на голову валенок», «политизированная заказуха», «Украина — новое BLM». Как комментируют российские политики, медиа и обычные интернет-пользователи победу Украины на «Евровидении»?

В реакции российских политиков, медиа и публичных людей можно выделить три основных нарратива.

Первый — двойные стандарты. Группа «Калуш Оркестра» в конце своего выступления призвала спасти защитников «Азовсталь», что вызвало еще большую волну поддержки исполнителей по всему миру. В России сразу после этого заговорили о том, что музыкантов должны дисквалифицировать за политические призывы и заявления со сцены. Этот нарратив появился и в публичном пространстве, и в популярных пабликах, например, в телеграм-каналах. Главный посыл: Украина выиграла нечестно, но это было ожидаемо, все заранее известно. Председатель комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий заявил: «Так называемой „победе“ не помешало даже такое прямое нарушение правил конкурса, как призывы украинской группы со сцены: „Помогите Мариуполю, помогите „Азовстали“, ведь политические демарши на конкурсе строго запрещены. Организаторы ловко назвали это „гуманитарным жестом“».

Тут надо отметить, что и многие украинцы опасались дисквалификации и открыто высказывались об этом в соцсетях, понимая, что призыв музыкантов проходит по тонкой грани между политическим и гуманитарным призывом. Однако при этом добавляли: неважно, снимут с конкурса или нет, важен сам факт выступления и этих слов в поддержку Мариуполя в финале.

Словосочетание «спасти людей», по всей видимости, оказалось для организаторов ключевым. И это очень показательно: для одних слова «спасение» и «люди» складываются в коварный политический жест, для других — в проявление человечности.

Второй российский нарратив — бездарность и несостоятельность артистов. Комментарий представительницы МИД России Марии Захаровой: «Согласитесь, без победы Украины на Евровидении картина случившегося с этой страной была бы не полной. Национальные костюмы и музыкальные инструменты, две бабы яги на струнных, брейк-данс и кричалки про Азовсталь. Европа аплодирует стоя. Занавес».

Подхватили этот нарратив и соцсетях, начав на разные лады склонять исполнителей, которые «не умеют петь», «надели на голову розовый валенок» и так далее. Да и вообще — если бы от Украины отправили на конкурс сиплого и глухого исполнителя, она все равно бы победила, потому что конкурс насквозь политизирован. Кстати, политизированность «Евровидения», если понимать ее как связь произведения с актуальными событиями и вписанность в контекст, никто и не отрицает – это давно стало общим местом.

Наконец, третий нарратив мне кажется самым интересным и показательным. Сразу несколько публичных деятелей в России после победы украинских музыкантов сравнили Украину с американским движением Black Lives Matter, которому в свое время тоже досталось в России. Например, телеведущая Тина Канделаки написала: «Любую нацию можно свести с ума и приучить к тому, что все ей должны. Эксперимент с BLM был, видимо, разминкой. Дождемся же, когда американцам и европейцам предложат преклонять колено перед украинцами».

«Побеждает не лучший и талантливый, а дурак, представляющий символ. Что ж другие исполнители на колени не встали? Украина — новый BLM», — написал в своем телеграм-канале вице-спикер Госдумы от ЛДПР Борис Чернышов.

В свою очередь, музыкальный продюсер Иосиф Пригожин, повторяя известную формулу «Я не расист, но...», заявил: «Я мегатолерантный человек, не гомофоб, но смотреть гей-парад в виде "Евровидения" я не хочу. Такое ощущение, что выбирается специально по этому признаку. Но там, где заканчивается свобода одного, начинается свобода другого. Я не против этих людей, но против того, что нам мешают думать по-своему». Тут мы имеем дело с неким алогизмом. Ведь если победу дали за политику и конкретные «политические» призывы, при чем здесь гей-парад? За что все-таки присуждают победу?

Однако сравнение с Black Lives Matter мне кажется тут одним из самых важных. Страну сравнивают с движением. Если вдуматься, это укладывается в общий российский нарратив «Украина — это не страна, у нее нет истории и традиций». Получается, что это просто некое движение, которое поддерживают, когда оно в тренде. Не случайно Тина Канделаки использует слово «эксперимент»: ведь Украину, согласно заявлениям Путина, создал Ленин, это искусственное образование.

Впрочем, кое-что общее у BLM с Украиной все-таки есть. Это часть lives matter — жизни имеют значение. Собственно, об этом и сказали со сцены музыканты «Калуш Оркестра».

  • 16x9 Image

    Ксения Туркова

    Журналист, теле- и радиоведущая, филолог. Начинала как корреспондент и ведущая на НТВ под руководством Евгения Киселева, работала на каналах ТВ6, ТВС, РЕН ТВ, радиостанциях "Эхо Москвы", "Сити FM", "Коммерсантъ FM". С 2013 по 2017 годы жила и работала в Киеве, участвовала в создании информационной радиостанции "Радио Вести", руководила русскоязычным вещанием украинского канала Hromadske TV, была ведущей и исполнительным продюсером. С 2017 работает на "Голосе Америки" в Вашингтоне.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG