Линки доступности

Чего ждут в Молдове от Майи Санду?


Об избранном президенте Молдовы – журналист, медиаконсультант Института стратегических инициатив Молдовы Мария Левченко

Ксения Туркова. Действующий президент Игорь Додон, который проиграл Майе Санду, уже заявил, что оспорит итоги голосования в суде. Действительно ли это может как-то повлиять на ситуацию?

Мария Левченко. Перспектива была бы, если бы разрыв между двумя кандидатами был бы небольшим, но при разрыве более чем в 15% такая инициатива, как мне кажется, обречена на провал. Особенно после того, как Майю Санду поздравили очень многие мировые лидеры. Так что мне кажется, что это больше такой политический шаг со стороны Игоря Додона, который хоть и будет продолжать руководить крупнейшей в парламенте фракцией, тем не менее должен будет решать конфликты внутри своей партии. Не знаю, насколько его однопартийцы и его партнеры в России будут заинтересованы и дальше видеть его во главе партии. Ему нужно оставаться активным политиком. Конечно же, он раздражен результатами выборов и не ожидал, что он проиграет Санду — а он еще в первом туре занял второе место. Такого поворота событий он не ожидал, и теперь ему нужны информационные поводы, ходы, так что это больше популистские заявления.

К.Т. Насколько активен при этом его электорат? Сторонники Додона требуют пересмотра выборов, выходят на улицы?

М.Л. Нет, никаких митингов в его поддержку нет. И сразу после закрытия избирательных участков он призвал своих сторонников к спокойствию, заявив, что Молдове нужна стабильность. Позже он сказал, что сообщит, если нужно будет выходить на улицы, но пока об этом речи не идет. И кстати, когда он говорит о нарушениях на выборах, он не уточняет, что именно он имеет в виду. Были некоторые инциденты, которые, как я предполагаю, он может оспорить в суде. Например, во время выборов депутаты от партии PAS — партии, которая выдвинула Майю Санду на должность президента, поехали на участки голосования, расположенные возле Приднестровья, и блокировали на некоторое время трассу, потому что боялись, что будут организованы подвозы приднестровцев для голосования. Часто так и происходило, и приднестровцы традиционно голосуют за пророссийских кандидатов. Я думаю, что Игорь Додон имеет в виду такие инциденты. Были инциденты и во время избирательной кампании, но сказать, что они повлияли на результаты выборов, нельзя.

К.Т. Майя Санду еще до дня голосования заявила: «В воскресенье коррупция будет заменена на транспарентность, кумовство на компетентность, ложь на правду». Может ли победа Санду действительно стать шагом к реальным изменениям? Не окажется ли это пирровой победой, когда президент не сможет провести антикоррупционные инициативы без парламентской поддержки?

М.Л. Молдова — это парламентская республика, это значит, что парламент формирует правительство, парламентское большинство формирует правительство и должность первого лица государства — у премьер-министра. Но должность президента, как показала история, самая стабильная должность в стране. Потому что правительство может смениться через полгода. В молдавском правительстве очень часто происходят разные переконфигурации. Поэтому, как мне кажется, за четыре года Майя Санду сможет претворить часть своих обещаний в жизнь. Она не считает, что выборы президента второстепенны. По ее словам, при честном, добросовестном президенте можно очистить парламент. Она выступает за досрочные парламентские выборы. Ранее и Игорь Додон говорил, что он выступает за досрочные выборы, но после того, как он проиграл второй тур президентских выборов, сложно поверить, что он решился бы на эти досрочные выборы.

К.Т. Чем Майя Санду запомнилась избирателю, чем она была известна до того, как стала президентом?

М.Л. Она была министром просвещения, и к ней относились по-разному. Одни считают, что она была хорошим министром, другие не поддерживали меры, которые она вводила, — например, установление камер во время сдачи экзамена на бакалавра: они считали, что страна не готова к этому, а выпускники, которые годами списывали и были заложниками несовершенной системы, просто не смогли сдать экзамены. То есть многие семьи почувствовали меры, которые она принимала, непосредственно на себе. Она никогда не была популисткой и никогда не гналась за политическими дивидендами, не действовала исходя из желания просто остаться в политике. Ее сторонники ждут от нее создания справедливого общества и борьбы с коррупцией. Это, пожалуй, главная особенность избирательной кампании.

К.Т. На чем она сейчас будет больше сосредоточена — на внешних связях или на внутренних проблемах?

М.Л. Вообще президент в Молдове занимается внешней политикой и вопросами безопасности прежде всего. Майя Санду выступает за взвешенную внешнюю политику: за возобновление отношений с Румынией, с Украиной — странах, где президент Додон ни разу не побывал за свой четырехлетний мандат в силу политических противоречий. Она выступает за тесное сотрудничество с Брюсселем, а также за сотрудничество с Россией, за возобновление молдавского экспорта в Россию — после эмбарго, введенного в 2013 году. Я бы обратила внимание на то, что она стала много говорить на русском языке и обращаться именно к русскоязычному электорату, делает она это и после выборов.

Ее посыл — русскоязычные избиратели, которые голосовали за Додона, не проиграли, и она будет ежедневно завоевывать их доверие. До нее такая риторика не звучала, общество и политики были более разделенными, а она не побоялась это сделать. Мне кажется, молдавское общество меняется.

Санду уже встречалась с российским послом, и многие представители дипломатических миссий уже с ней встречались, несмотря на то, что инаугурация состоится только в конце декабря. И уже даны первые обещания — об открытости и готовности поддержать Молдову со стороны Брюсселя, потому что Санду и в должности премьера пользовалась безоговорочной поддержкой Евросоюза. Но тут важный момент — пока у Майи Санду нет большинства в парламенте. Интересно, на чей счет будет записывать молдавский народ, к примеру, всю ту внешнюю поддержку, которая поступит сейчас в Молдову (например, Санду хочет получить сейчас больше тестов на коронавирус для Республики Молдова)? Люди, которые не следят ежедневно за новостями, не разбираются детально в том, кто за что отвечает. Это интересный момент, как она будет его решать, я не знаю. Но она вряд ли будет ждать большинства в парламенте, чтобы привлечь донорскую помощь.

К.Т. Как Майю Санду обсуждают на бытовом уровне: ее гендер, ее возраст, ее семейное положение?

М.Л. Здесь ничего нового нет. Меня удивило, что штаб Игоря Додона в этой кампании оперировал все теми же аргументами, что и четыре года назад, когда Санду проиграла. Нам снова, как и тогда, напоминали, что Санду не замужем, что у нее нет детей. Говорили о том, что человек, у которого нет ребенка, не может понять, что такое боль за будущее детей. Игорь Додон в одной из своих телепередач перед вторым туром сказал, мол, им-то что, в случае чего они возьмут рюкзачки и уедут из страны, потому что им нечего терять. Но ведь если у тебя нет детей, это не значит, что у тебя нет семьи, нет родителей и что ты не понимаешь семейных проблем. Кстати, во время избирательной кампании много рассказывалось о семье Санду, о том, откуда она, кто ее родители, где она провела свое детство. А еще известно, что у нее двухкомнатная квартира не в центре Кишинева и старая Тойота RAV4. Это, конечно же, очень приятно.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG