Линки доступности

«Выталкивание»: как жилье превратилось в товар


«Выталкивание»

Шведский режиссер объехал весь мир, анализируя кризис жилой недвижимости

Глобальный кризис на рынке жилья – тревожная реальность. Домовладение становится объектом инвестиций крупных корпораций, а новый тип лендлордов относится к жилью преимущественно как к товару. Множество квартир в больших городах стоят пустыми – все большее число людей не могут себе позволить жить в них.

Это лишь часть наблюдений, которые озвучил в своем новом документальном фильме «Выталкивание» (Push) шведский режиссер и сценарист Фредрик Герттен (Fredrik Gertten). Этот полнометражный фильм, исследующий новейшие тенденции на рынке жилья в крупнейших мегаполисах мира, демонстрируется в эти дни на виртуальных платформах в США.

И, конечно, пандемия коронавируса обострила положение миллионов жильцов, потерявших работу и не знающих, из каких средств оплачивать аренду квартиры или банковскую ссуду (моргидж) на дом.

Барселона, Берлин, Торонто, Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Сан-Франциско, другие города планеты – таковы маршруты поездок Фредрика Герттена. Выбор не случаен, ведь он, снимая фильм, следовал за Лейлани Фарой (Leilani Farha), канадским юристом, экспертом ООН по вопросам доступности жилья.

Лейлани Фара (справа)
Лейлани Фара (справа)

Главный вопрос, стоявший перед Лейлани Фарой, – что заставляет людей покидать города? Что именно выталкивает их в пригороды и сельскую местность? «Есть огромная разница между жильем как товаром и золотом как товаром, – говорит она.– Золото не является правом человека, а жилье является».

Среди экспертов, которых зритель увидит и услышит, – Саския Сассен, американский социолог и экономист голландского происхождения, Джозеф Стиглиц, профессор Колумбийского университета, лауреат Нобелевской премии по экономике, и Роберто Савиано, итальянский писатель и журналист.

Профессор Джозеф Стиглиц
Профессор Джозеф Стиглиц

Фредрик Герттен – шведский кинорежиссер, продюсер и журналист. Родился в 1956 году в Мальме. В 1986-1994 годах работал как иностранный корреспондент ряда европейских изданий, радио и ТВ в Южной Африке. В 1994 году основал кинопроизводственную компанию WG Film. Его фильмы показывались в более ста странах. В круг интересов Фредрика Герттена входят глобальные проблемы человечества, в том числе социальное, экономическое неравенство. В документальной картине «Бананы!» (2009) он обвинил компанию «Доул фуд» в использовании пестицидов на банановых плантациях в Никарагуа, что вызвало серьезные проблемы со здоровьем у сборщиков плодов. Когда же корпорация подала на него в суд за диффамацию, Герттен снял продолжение фильма, «Большие ребята совсем свихнулись!» (Big Boys Gone Bananas!), в котором дал решительный отпор обвинениям.

Режиссер Фредрик Герттен
Режиссер Фредрик Герттен

Транспортный и экологический коллапс в крупных городах из-за засилья автомобилей стал темой его фильма «Велосипеды против автомобилей» (Bikes vs. Cars, 2015)), в котором как спасительную альтернативу «Кармагеддону» автор предлагает экологичный велосипед, провозвестник «зеленой революции». В 2017 году Фредрик Герттен получил степень почетного доктора в Университете Мальме.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал по Скайпу с режиссером Фредриком Герттеном.

Олег Сулькин: Что побудило вас заняться темой мирового кризиса жилья?

Фредрик Герттен: Этот фильм – попытка разобраться, почему жить в крупных городах становится не по карману даже среднему классу. Появился новый тип лендлорда, клиенты которого не жильцы, а инвесторы его хедж-фонда. Эти инвесторы зачастую даже понятия не имеют, что их средства вложены в жилые дома и квартиры. С приходом коронавируса странная и тревожная ситуация усугубилась. В Америке 40 млн семей имеют деньги для оплаты лишь одного месяца аренды или моргиджа, а далее в перспективе возможно принудительное выселение. Можно сказать так: жилому сектору грозит полная финансиализация. Смотрите, в разгар пандемии финансовый рынок неплохо себя чувствует, поскольку живет какой-то отдельной жизнью от жизни людей, которые переживают катастрофу или близки к ней.

О.С.: Как вы встретились с Лейлани Фарой?

Ф.Г.: Я обычно слежу за интересными людьми на Twitter. Я почитал интервью Лейлани, позвонил ей и предложил встретиться. Мы встретились в Лондоне в доме Саскии Сассен. Лейлани отправлялась в Чили. Я много прежде работал в Латинской Америке и решил, что будет интересно сопровождать и снимать Лейлани для фильма. Потом мы вместе поехали в Торонто. Два года я снимал Лейлани. Мы с ней практически ежедневно разговаривали по Whatsapp.

О.С.: В ходе ваших бесед удалось ли вам нащупать пути решения глобального жилищного кризиса или это пока остается утопией?

Ф.Г.: Конечно, рациональное решение есть. Первое условие – демократия. Правительство, которое защищает интересы своих граждан. Мировая премьера нашего фильма прошла в Копенгагене, незадолго до выборов в Дании. Новое датское правительство приняло ряд мер, которые ограничивают вливание иностранных инвестиций в объекты недвижимости со стороны таких транснациональных игроков, как «Блэкстоун» (Blackstone Group - американская инвестиционная группа компаний, основанная в 1985 году. – О.С.). Германия также приняла аналогичные защитные меры. Канада находится в процессе пересмотра условий инвестиций в сферу жилой недвижимости. Конечно, противостоять напору таких влиятельных корпораций, как «Блэкстоун», имеющих большие связи в сфере политики, очень трудно. Они вкладывают большие деньги в лоббирование своих интересов.

О.С.: Что, по-вашему, характерно для ситуации с жилой недвижимостью в США?

Ф.Г.: После финансового кризиса 2008 года миллионы американцев потеряли жилье, то есть перестали быть собственниками домов и квартир. Среди них непропорционально большое число составили афроамериканцы и латинос. В результате только в Калифорнии корпорация «Блэкстоун» приобрела примерно 80 тысяч односемейных домов. Фактически тот кризис создал новую модель бизнеса. Миллиардеры стали пакетами скупать жилищные банковские ссуды, превратив их в своего рода товар. Появились новые механизмы извлечения прибыли из владения жильем. Корпорации увеличили свои доходы, а миллионы людей большую часть заработка тратят на аренду или моргидж. Это какая-то глобальная болезнь, когда недвижимость становится вложением в финансовой игре. Это, кстати, одна из причин массового недовольствия американцев, которые вышли с протестами на улицы городов.

О.С.: В фильме много раз упоминается джентрификация как одна из характерных тенденций урбанистического развития. Что скрывается за этим понятием?

Ф.Г.: Уже в самом начале нашего общения с Лейлани мы поняли, что нам не хватает терминов, чтобы описать меняющуюся ситуацию. Слов типа джентрификация явно не достаточно. Джентрификация – не точное слово. Просто глупо обвинять в выталкивании жильцов-бедняков из перспективного района модную кофейню на углу или художественную галерею через квартал. Тут задействованы куда более агрессивные и грозные силы. Если граждане и политики хотят остановить деструктивное вторжение в мир недвижимости спекулятивных денег из хедж-фондов и криминального мира, нужно глубже понимать, что происходит. Я надеюсь, что «Выталкивание» укрепит платформу для лучшего понимания ситуации. Люди в разных местах планеты должны понимать, что ситуация в их городе не уникальна. Есть глобальная модель, повторяемая снова и снова. «Выталкивание» можно увидеть в разных странах, в том числе и в России. И везде я встречаю людей, которым фильм помогает превозмогать одиночество, но и добавляет гнева к их эмоциям.

О.С.: Знаю, что вы параллельно сняли еще один фильм, Jozi Gold. О чем он?

Ф.Г.: Jozi Gold - история экологической катастрофы в Южной Африке. Какое-то время назад там добывалась треть золота в мире. Сегодня заброшенные золоторудные шахты стали опасным источником радиоактивного облучения. В непосредственной близости к этим рудникам проживают несколько миллионов человек.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG