Линки доступности

Инцидент с самолетом Ryanair в контексте международных отношений


Участники вебинара. Фото с монитора

Эксперты проанализировали «транснациональные репрессии» режима Лукашенко

Заключительный совместный вебинар перед уходом на летние каникулы Институт Харримана (подразделение Колумбийского университета) и Центр Джордана по изучению России (подразделение Нью-Йоркского университета) посвятили событиям 23 мая этого года. В тот день власти Беларуси заставили пассажирский самолет компании Ryanair, летевший из Афин в Вильнюс, сесть в Минске. Летевшие этим рейсом 26-летний оппозиционный блогер Роман Протасевич и его девушка россиянка Софья Сапега были арестованы белорусскими спецслужбами. В Европейском Союзе считают, что именно задержание Протасевича с Сапегой и было целью операции, санкционированной Лукашенко.

Со-ведущими панельной дискуссии стали профессор Колумбийского университета Александер Кули (Alexander Cooley), директор Института Харримана, и профессор Нью-Йоркского университета Джошуа Такер (Joshua Tucker), директор Центра Джордана.

«Добровольный заложник»

Открывая дебаты, профессор Кули сказал, что многие аналитики на Западе считают действия Лукашенко наглым нарушением международных законов и норм. Они повлекли за собой немедленные санкции Европейского Союза, в том числе запрет на использование европейской пассажирской авиацией воздушного пространства Беларуси и запрет на полеты самолетов белорусских авиакомпаний в страны ЕС. Обсуждается введение дополнительных секторальных и индивидуальных санкций. В то же самое время российский президент Владимир Путин демонстративно поддержал Лукашенко, прилетевшего к нему в Сочи, что в нынешних условиях может служить сигналом к дальнейшему усилению союза Москвы и Минска.

Как заметил Кули, беспрецедентная акция режима Лукашенко привлекла повышенное внимание к практике «транснациональных репрессий», мишенью которых все чаще становятся политические беженцы, лидеры и активисты оппозиционных движений и организаций, борющихся с авторитарными режимами из-за границы. Он предложил участникам дебатов задуматься, почему именно сейчас «транснациональные репрессии» становятся особенно частыми и каковы могут быть последствия инцидента с Ryanair для отношений Беларуси и России с США и Европейским Союзом.

Независимая белорусская журналистка Ханна Любакова (Hanna Liubakova), исследователь-стипендиат Атлантического Совета, сказала, что пресс-конференция белорусских властей по ситуации с самолетом компании RyanAir, проведенная в Минске 14 июня, добавила пищи для неутешительных и тревожных выводов относительно действий режима Лукашенко.

«Мне этот брифинг напомнил «1984» (роман-антиутопия Джорджа Оруэлла. – О.С.), - сказала Ханна Любакова. – И я это написала в своем Твиттере. Приехали генералы-силовики, привезли из тюрьмы Романа Протасевича. Тот показывал журналистам руки и уверял, что его не бьют, что он добровольно дает признательные показания. Добровольно? Он же заложник, заключенный».

Любакова напомнила, что Минск обвинял ХАМАС в попытке взрыва этого самолета, что, по версии режима Лукашенко, и стало причиной экстренной посадки в Минске. «Версия с хамасовской бомбой оказалась фейком», - сказала она.

«Лукашенко видит в Протасевиче личного врага, - отметила Ханна Любакова. – И он решился на дерзкую акцию, которая продемонстрировала, что минский диктатор сегодня представляют угрозу не только своему народу, но и европейскому региону, и всему миру. Лукашенко перевел свою политику в «режим выживания» (survival mode) и нацеливает силовые ведомства на полное уничтожение оппозиции. В стране воцарился страх. По моим ощущениям, даже в стане его сторонников есть признаки смятения, некоторые чины его администрации уходят в отставку. Открытый вопрос: сколь долго Путин намерен поддерживать политического банкрота Лукашенко и нести сопутствующие репутационные и экономические потери? Очень важно, чтобы дополнительные санкции ЕС, которые планируется ввести в ближайшие дни или недели, оказались эффективными. В ином случае безнаказанная выходка с самолетом может вдохновить на аналогичные авантюры других диктаторов».

Чего опасался Барышников

Отвечая на вопрос о возможных международных последствиях инцидента с самолетом Ryanair, Ювал Вебер (Yuval Weber), эксперт Центра инноваций и военной стратегии Университета Корпуса морской пехоты (Куантико, штат Вирджиния), заметил, что этот вызывающий демарш Лукашенко вернул Беларусь в круг проблем, которые надлежит решать лидерам Запада, наряду с такими разноплановыми вопросами, как гонка вооружений, пандемия ковида, тюремное заключение Навального, принятие Грузии и Украины в НАТО.

«Захват белорусскими спецслужбами Романа Протасевича напомнил мне одну историю времен холодной войны, - сказал Ювал Вебер. – Артист балета, «невозвращенец» Михаил Барышников избегал летать самолетами, маршрут которых пролегал над территорией Советского Союза. Он опасался того, что, собственно, и произошло много лет спустя с Протасевичем».

Вебер коснулся поездки Лукашенко в Сочи, где Путин, как сообщалось, пообещал ему ссуду в 500 млн долларов. «Фактически Беларусь осталась единственным государством-клиентом России в мире, - подчеркнул Вебер. – Не случайно российские медиа подчеркивали теплые отношения между двумя лидерами, что сопровождалось фотографиями совместной морской прогулки, что напомнило многим известные романтические кадры из фильма «Титаник».

Говоря об экономических санкциях Запада, Вебер сказал, что один только запрет на полеты над Беларусью лишит Минск 50 млн долларов в месяц, что для страны такого масштаба немалая сумма. «Не все знают, что такое поташ, - отметил эксперт, - его другое название карбонат калия, это важнейший компонент удобрений. Так вот Беларусь – один из крупнейших экспортеров поташа. Если санкции перекроют его экспорт, то не исключены серьезные перебои на мировых рынках. То есть перед западными экономистами стоит серьезная задача: выработать эффективные санкции против режима Лукашенко, при этом не навредив западной экономике».

Вебер напомнил, что Европейский Союз рассматривает предоставление финансовой помощи будущему демократическому правительству Беларуси в сумме 3 млрд долларов. «Так что богатые люди, в том числе из окружения белорусского диктатора, должны будут решать, - заметил он, - оставаться с мировым изгоем и лузером или пойти на соглашение с Западом, предусматривающее такой внушительный бонус”.

Красная черта

Нейт Шенкан (Nate Schenkkan), директор по изучению стратегии в Freedom House, неправительственной организации со штаб-квартирой в Вашингтоне, высказал мнение, что случай с арестом Протасевича требует пересмотреть понятия «внутри» и «вне» страны.

«Да, это, безусловно, проявление «транснациональных репрессий», - заметил он. – Власти Беларуси используют самый широкий их набор, от запугивания и выталкивания из страны до тюремного заключения и убийств. Что отличает сегодняшнюю ситуацию, это активное использование спецслужбами Минска новейших технологий,

включая средства тайного слежения и подслушивания. Все это можно считать типичным для них. А вот что нетипично, так это проведение такой вызывающей акции с использованием пассажирского самолета».

Проблем поддержки независимых медиа, вынужденных работать из-за рубежа, коснулась Татьяна Марголин (Tatyana Margolin), региональный директор Евразийской программы фонда «Открытое общество» (Нью-Йорк). Юрист по образованию, она работала ранее экспертом по международному праву в Верховном суде Израиля.

«На наших глазах режим Лукашенко развернул серьезную войну против независимых медийных структур, - сказала она. - Можно констатировать, что захват Протасевича стал кульминацией этого процесса. Ведь он являлся главным редактором телеграм-канала Nexta, который имеет большое число подписчиков как внутри страны, так и за рубежом. Фактически его арест стал признанием ключевой роли независимой журналистики в борьбе с диктаторским режимом».

«Я считала, что этот чудовищный инцидент поменяет правила игры, – отметила Татьяна Марголин. – Но как ни странно, этого не произошло. После первоначального всплеска эмоций все как-то улеглось, жизнь продолжается. Прошло три недели, и эта новость кому-то уже кажется устаревшей. Нет сомнения, что режим Лукашенко пересек красную черту, и последствия для него должны быть самые серьезные».

Джошуа Такер предложил панелистам взглянуть на ситуацию в самом общем плане. Ослабил или усилил режим Лукашенко инцидент с самолетом Ryanair?

Однозначного ответа нет, считает Ханна Любакова. «Лукашенко дал знак всем своим оппонентам, что ему по силам достать любого, где бы тот ни был, - сказала она. – Кроме того, он послал сигнал Кремлю: смотрите, кто самый большой антизападник в этой части света, и, соответственно, ваш самый преданный союзник. В этом плане он, можно сказать, добился определенного успеха. Но эта акция проявила и очевидную слабость Лукашенко. Поддержка его в народе падает. Он может показывать постановочные пресс-конференции с Протасевичем, но люди им не верят. Они давно не верят государственному ТВ. Кто уверен в стабильности своей власти, тот не будет устраивать захват пассажирского самолета. Лукашенко стал токсичным для Запада, и эта тенденция усиливается».

«В короткой перспективе Лукашенко выиграл, в долговременной – проиграл, - считает Ювал Вебер. – Он получил от Путина обещание финансового транша. И ему безразлично, сколько людей выйдут на улицы с протестами. Правда, время работает против него, и в какой-то момент против применения насилия выступит такое число людей, которое уже нельзя будет подавить и игнорировать, и диктатору придется уйти. Если расследование, проводимое ИКАО (Международная организация гражданской авиации) отвергнет версию «хамасовской бомбы» и подтвердит факты, то Лукашенко грозят серьезные санкции и полная моральная изоляция».

«Все последние годы мир видел, как Лукашенко крутился во все стороны, поддерживая баланс заинтересованности на Западе и на Востоке, - отметил Нейт Шенкан. – То, что произош сломало этот баланс надолго. Он зашел слишком далеко. И теперь целиком зависит от России. Что касается Запада, то кредита доверия у него нет. Вопрос закрыт!».

Татьяна Марголин согласна с утверждением, что режим Лукашенко загнан в угол. «Цель акции с захватом самолета – заставить замолчать независимые медиа, работающие из-за рубежа, - заметила она. – Замолчать или включить самоцензуру. Но нельзя никого из журналистов за это критиковать – людей волнует вопрос безопасности их самих и их семей».

«Изоляция режима нарастает с каждым днем, - сказала Татьяна Марголин. - И действиями Лукашенко все больше руководит отчаяние. Иначе объяснить решение захватить самолет затруднительно. Белорусы не хотят, чтобы их страна захватывала самолеты и брала заложников. Белорусы – добрый, миролюбивый народ. Они заслуживают совсем другое правительство».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG