Линки доступности

Форум свободной России: день первый


Российский оппозиционный форум в Вильнюсе констатирует консолидацию авторитарных режимов и обсуждает тактику

Участники XI ФСР считают, что скорого падения режимов в Москве и Минске ожидать не приходится. И предлагают тактику действий

Первый день работы очередного, одиннадцатого по счёту Форума свободной России по традиции открыл его сооснователь, глава Совета «Фонда защиты прав человека» Гарри Каспаров. Он вспомнил, что во время первого ФСР, заметил, что исторически сложилось так, что борьба с тиранией в России ведётся с территории Литвы. И с каждым годом этот тезис всё больше подтверждается в связи с увеличением численности российской политэмиграции. «Помню известный скептицизм по поводу Форума. Казалось, что площадка не имеет будущего. Зачем ехать в Вильнюс, когда можно обсудить всё, что угодно дома? », – продолжил Каспаров. И заметил, что в условиях тоталитаризма значение ФСР возросло.

На предыдущих Форумах до 60% его участников приезжали из России, однако, сейчас в условиях пандемии это соотношение изменилось в пользу представителей политического Зарубежья. И по оценке Гарри Каспарова, ФСР – это единственная площадка, где можно спокойно обсуждать настоящее и будущее России. «Всё больше людей присоединяется к нам, и Форум становится реальной политической силой. Литва стала домом для российской оппозиции, а сейчас здесь нашли приют и наши коллеги из Беларуси», – закончил он своё выступление

«Путин и Лукашенко начинают координировать свои действия»

Первая дискуссионная панель XI ФСР носила название «Глобальные итоги 2021 года».

Модератор секции – научный сотрудник Карлова университета, эксперт iSANS (International Strategic Action Network for Security) Александр Морозов перед началом дискуссии выразил солидарность с политзаключёнными в России и Беларуси. И поблагодарил международные организации, поддерживающие политэмигрантов.

Первым своим видением главных событий уходящего года поделился экономист Владислав Иноземцев. По его мнению, в условиях пандемии Запад показал, что его экономических потенциал по-прежнему силён, в то время как развитие таких стран, как Китай и Саудовская Аравия, замедлилось. И ближайшие годы, как считает Иноземцев, подтвердят эту тенденцию. А все, кто говорил о «крахе доллара» и «конце западного экономического доминирования» будут посрамлены.

«Мы становимся свидетелями начала Второй холодной войны между США и Китаем, и шире – между демократическими и авторитарными странами. А перед Россией будет очень много вызовов, и один из них – сделать окончательный геополитический выбор», – полагает экономист.

Иноземцев считает, что новая Холодная война закончится так же, как и предыдущая – победой демократического мира. «Мы увидим экономический упадок Китая и поражение авторитарных режимов», – предсказал он и добавил, что Россия не имеет соответствующего ее амбициям влияния в мире, поэтому не стоит уделять большого внимания Путину, который от этого становится лишь сильнее.

Мантас Адоменас ранее принимал участие в работах Форума свободной России в статусе делегата Сейма. Теперь же он занимает пост заместителя министра иностранных дел Литвы. В начале своего выступления он провёл историческую параллель, по его словам, нынешняя международная ситуация напоминает отрезок между осенью 1938 года и весной 1939. «Ещё мирное время, но некоторые аншлюсы уже произошли», – пояснил он.

По его словам, происходит сплочение авторитарных стран – таких крупных, как Россия и Китай, и средних по размерам. Однако, с другой стороны – происходит и демократическая консолидация ввиду возможного начала новой Холодной войны и нового разделения мира. Хотя этот процесс идёт медленнее, поскольку в демократических странах учитывается много различных аспектов. «Мы видим зону нестабильности у восточных границ Европы. Этому способствовал миграционный кризис», – подчеркнул Мантас Адоменас. И подытожил: «Наша задача, как дипломатов Европейского Союза и НАТО – сделать всё, чтобы "чёрный сценарий" не осуществился».

Научный сотрудник Института европейских, российских и евразийских исследований (IERES) Университета Джорджа Вашингтона Мария Снеговая не разделяет оптимистичный взгляд Вячеслава Иноземцева. По её мнению, в мире происходит тренд усиления авторитарных тенденций, а стран с сохранением демократических традиций становится меньше. В мире уходит центристская точка зрения, общество поляризуется на правых и левых, и это усилилось в условиях пандемии. «В России происходит полная зачистка гражданского общества, Путин с нами – пожизненно, с введением электронного голосования режим не нуждается в проведении честных выборов», – считает политолог. И добавляет, что этому способствовали и прошлогодние события в Беларуси – несмотря на проигрыш на выборах, Лукашенко сумел сохранить власть.

В комментарии для Русской службы «Голоса Америки» Мария Снеговая заметила: «Мы наконец-то увидели ситуацию, когда Лукашенко оказался в полной зависимости от Кремля. Буквально на днях он заявил, что “Крым – российский”. До этого он семь лет избегал таких формулировок. А также хочу обратить внимание на то, насколько он стал агрессивным по отношению к ЕС – ситуация на границе, принудительная посадка самолета. Это явно показывает, что он утратил возможность балансировать между Путиным и Западом, как он делал на протяжении многих лет. Потому что он понимает, что его существование и выживание в Беларуси теперь полностью зависит от Кремля и тех денег, которые ему выделяются».

Эксперт подчеркнула также, что зависимость Лукашенко от Кремля растёт и он во многом становится неким гибридным «прокси-инструментом» Кремля. «Потому что вот эта ситуация на границе была скоординирована с Путиным. В 2016 году Россия использовала сходную схему с мигрантами, посылая их на границу с Финляндией и Норвегией. И добившись от Финляндии разморозки отношений после сирийского кризиса. Сейчас подобные схемы начинает использовать Лукашенко, параллельно с тем, как Россия начинает накапливать войска на границе с Украиной. Все это не выглядит изолированными инцидентами – они начинают координировать свои действия», – считает Мария Снеговая.

«Условия, в которых протест может возникнуть, сейчас несомненно есть»

Затронутая в её комментарии тема была развёрнута в ходе следующей панельной сессии: «Последние диктаторы Европы: уроки гражданского сопротивления в России и Беларуси».

Модератор сессии Иван Тютрин в самом начале заметил, что типологически два диктатуры схожи: Беларусь 27 лет живёт при Лукашенко, а Россия третий десяток лет – при путинизме. И победить такие диктатуры на выборах невозможно.

Бывший депутат Государственной Думы РФ Геннадий Гудков считает, что подобные режимы невозможно отстранить от власти и исключительно мирными способами, потому что эти способы не годятся для стран, где нет устойчивых демократических традиций. «Где вы насчитали двух диктаторов в Европе? – задал затем Гудков вопрос организаторам Форума. – Диктатор в Европе остался один - Путин. Я думаю, что власть в Беларуси не может быть сменена без смены власти в России».

По его мнению, любая мирная революция должна уметь противостоять власти силой, поскольку нынешние диктаторы не чувствительны к мирным протестам. В конце выступления Геннадий Гудков сообщил, что по косвенным данным в 2019 году в Кремле было принято решение на силовое удержание власти, подтвердив правоту слов Марии Снеговой «Путин с нами – пожизненно».

Беларусь на этой дискуссии представляла главный редактор независимого портала «Хартия '97» Наталья Радина. Она считает, что протестный потенциал в её стране сохраняется, поскольку 90% жителей Беларуси ненавидят Лукашенко и его окружение. Растут и антироссийские настроения – белорусы вспоминают о том, что борьба с Российской империей велась с XIX века. Жизненный уровень падает, санкции начинают работать, и американские санкции сильнее европейских. Но в любом случае санкций недостаточно – нефтепродукты из Беларуси покупают в Украине, а также на нефтяных биржах в Нидерландах и Великобритании.

Очень тяжёлая ситуация в ковидом – Лукашенко запретил носить маски, по неофициальным данным ежедневно в Беларуси от ковида умирает до 500 человек, что для страны – огромная цифра. Но данные об этом замалчиваются. «Полыхнуть может в любой момент», – подытожила Радина

Ещё один участник этой дискуссии – докторант социологического факультета Карлова университета Денис Билунов сейчас работает над диссертацией об истории антипутинского движения в России.

Билунов напомнил, что уже на вторых президентских выборах у Путина не было сильных конкурентов. «Но это не означает, что оппозиционное движение в России закончилось. Вместе политиков оппозиционной деятельностью занялись гражданские активисты-экологи, независимые журналисты, правозащитники», – подчеркнул он.

По его наблюдениям, сейчас оппозиционность рассматривается в России как опасный, но вызывающий уважение вид деятельности. При этом, по мнению Дениса Билунова, уместнее использовать слово «сопротивление», а не «оппозиционность». А главной задачей тех, кто вовлечён в сопротивление является создание публичной альтернативы режиму. При этом Билунов считает, что не нужно противопоставлять различные способы борьбы с режимом, это – огромное пространство, которое нужно воспринимать, как единое целое.

В перерыве между секциями корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поинтересовалась у Дениса Билунова, как он оценивает протестный потенциал в современной России?

«Я считаю, что та ситуация, которая сейчас сложилась с беспрецедентным падением рейтинга Путина, это объективное обстоятельство, чтобы возник протестный потенциал. Большим вопросом остается то, в какой форме он возникнет, где и кто его будет олицетворять», – начал он. И добавил, что у него на эти вопросы ответов пока нет. «Но условия, в которых протест может возникнуть, сейчас несомненно есть. Главный фактор – это падение среднедушевого дохода на протяжении многих лет, начиная с 2015 года, а триггером стала пенсионная реформа. Удар, который кардинальным образом изменил электоральные предпочтения людей. Именно с этого момента начинается голосование за кого угодно, только не за "Единую Россию". Навальный это подхватил и сделал "Умное голосование". Как это может привести к событиям, которые начнут менять ситуацию - никто не может предсказать», – считает участник Форума свободной России.

«Путин считает, что ничего хорошего в экономике без госучастия сделано не будет»

Название следующий сессии выглядело парадоксально: «Российская экономика: неэффективная и неуязвимая».

Бывший заместитель министра финансов РФ и первый заместитель председателя правления Центрального банка России Сергей Алексашенко считает, что в российской экономике те сектора, которые пострадали в пандемию сильнее всего, очень слабо развиты. А за рубежом спрос на основные виды сырья (кроме нефти) сохранился на прежнем уровне. «То есть – падать было нечему, поэтому российская экономика упала на 3 с небольшим процента. С другой стороны, когда в развитых странах начался экономический подъём, то в России и подниматься было нечему. Когда основа экономики – торговля сырьём, то это обеспечивает устойчивость», – подчеркнул экономист.

По мнению Сергея Алексашенко, падение доходов российского населения будет продолжаться, но к политическим потрясениям это не приведёт, как не привело в Венесуэле, на Кубе, или в гитлеровской Германии. Проблему обеднения населения Владимир Путин решает подачками – одноразовыми выплатами к выборам и так далее. В целом же российская экономика будет расти медленнее, чем общемировая, но к катастрофе это не приведёт и Россия будет чувствовать себя вполне комфортно, пока у неё будут покупать сырьё.

Профессор экономики парижской Школы политических наук Сергей Гуриев в своём выступлении в режиме online согласился с оценкой Алексашенко, но добавил, что российская экономика всё более изолируется от мировой – в неё идёт мало иностранных инвестиций, снижается импорт. При этом, по его оценке, пока нет никаких причин ожидать макроэкономического кризиса.

Гуриев считает, что продолжится тенденция пополнения Резервного фонда, чтобы власть могла воспользоваться этими деньгами, когда упадёт спрос на нефть.

Говоря о ситуации с пандемией коронавируса в РФ и о том, что власти мало озабочены здоровьем граждан, экономист подчеркнул, что у двух третей российских граждан нет сбережений, поэтому люди продолжали ходить на работу в период каждой новой волны этого заболевания, пренебрегая собственной безопасностью. Избыточная смертность в России к концу 2021 года составит один миллион и это – результат неэффективной антиковидной политики. «Российская элита озабочена собственным благосостоянием, а не повышением уровня жизни среднего человека. И это может привести к волнениям. Опасаясь такого сценария, власти усиливают репрессии. Путин убивает своих противников, сажает их в тюрьму, выдавливает за границу. Сценариев развития будущего много, какой из них осуществиться – непонятно», – подытожил Сергей Гуриев.

Выступавший следом предприниматель и инвестор Евгений Чичваркин пошутил, что после таких авторитетных экспертов он чувствует себя музыкантом-любителем, у которого на разогреве выступали "The Rolling Stones".

По мнению Чичваркина, в следующем году ковидный фактор не будет иметь большого значения в мировой экономике и потребительский спрос восстановится. Ситуация в России он оценил так: «Если при Сталине полстраны сидело, полстраны служило, то сейчас полстраны запугано, полстраны одурачено. Но количество одураченных снижается, а запуганных – увеличивается. Отсюда и рост эмиграции».

Крайне неэффективную экономику России, – считает Евгений Чичваркин, – ждут большие барыши именно из-за того, что надежды на «зелёную энергетику» не оправдались. «Пока не изобретут батарейку, которая заряжает машину за три минуты, она (зелёная энергетика) не победит углеводородную», – убеждён Чичваркин.

«Российской свободы ещё долго не будет. Обращаюсь к ФБК – у нас есть один общий враг и одно общее дело. Давайте отложим наши противоречия на потом, когда власть в России сменится путём честных выборов», – завершил он своё выступление.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поинтересовалась у Сергея Алексашенко его мнением, почему в России провалилась попытка создать собственные высокие технологии, и вся экономика держится на продаже углеводородов?

«Ответ достаточно простой – потому что время, когда государство финансировало научные разработки, а потом их транслировало в гражданский сектор – это время 60-70-х годов. Это и полеты на Луну, и Интернет, который создавался по заказу американской разведки. С тех пор мир прошел большой этап развития и стало понятно, что количество возможных направлений технических прорывов, разработок, технологий – оно превышает возможности любого человеческого мозга их проанализировать. И современные технологии появляются только в конкурентной борьбе частных структур. Но всего этого в России нет», – считает Алексашенко.

И развивая эту мысль, добавил, что нет и частной инициативы, возможности людей проявить себя, свои способности, Путин пытается реализовать любые проекты через государственные инвестиции – Роснано, Ростех, Российскую венчурную корпорацию. «У него в голове конструкция 50–60 годов, когда государство являлось конструктором технологических передовых идей. И это точно не проблема людей, человеческого капитала! Ведь есть рядом Украина, более бедная, но более свободная экономически и политически. Там экспорт IT продукции за 9 месяцев 2021 составил 5 млрд долларов. Даже в Беларуси IT-сектор был развит. Если даже диктатор понимает, что высокие технологии — это результат частных мозгов, то это получается. Путин считает, что ничего хорошего в экономике в широком смысле слова от высоких технологий без госучастия сделано не будет», – подытоживает эксперт.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG