Линки доступности

Энтони Блинкен: Россия должна сделать выбор между дипломатией и конфронтацией


Энтони Блинкен беседует с Мирославой Гонгадзе, Киев, 19 января 2022 года

Госсекретарь рассказал в интервью «Голосу Америки» о возможности предотвращения российского вторжения в Украину

Госсекретарь Энтони Блинкен в среду побеседовал в Киеве с главой бюро «Голоса Америки» по Восточной Европе Мирославой Гонгадзе об итогах своих переговоров с украинским руководством и о предотвращении потенциального российского вторжения в Украину.

Мирослава Гонгадзе: Ваша администрация заявила, что Россия может вторгнуться [в Украину] в любой момент. На что готова администрация, чтобы отсрочить российскую агрессию? И какие три основных шага вы готовы сделать, если вторжение произойдет уже завтра?

Энтони Блинкен: Во-первых, мы предложили России сделать четкий выбор, выбор между диалогом и дипломатией, с одной стороны, или конфронтацией и соответствующими последствиями, с другой стороны. Сейчас мы ведем интенсивную серию дипломатических переговоров с Россией, непосредственно между нашими странами в рамках Диалога о стратегической стабильности, в рамках Совета Россия – НАТО, в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, ОБСЕ, и я все еще надеюсь, что Россия пойдет по этому дипломатическому пути. Это было бы явно предпочтительнее.

Но мы также ясно дали понять, что, если Россия решит возобновить свою агрессию против Украины, мы - и не только мы, Соединенные Штаты, но и многие страны в Европе и даже за ее пределами – отреагируем очень жестко и решительно... Мы... разработали обширные санкции – в сфере финансов, экономики, экспортного контроля и так далее.

Я не буду вдаваться в подробности, но мы делаем это в очень тесном сотрудничестве с европейскими союзниками и партнерами. Вторым последствием [для России] почти наверняка станет оказание дополнительной помощи Украине в оборонительной и военной сферах. И в-третьих, почти наверняка НАТО придется усиливать собственную оборону на своем восточном фланге.

Таким образом, мы ясно изложили, какие последствия ожидают Россию, отметив, что дипломатический путь видится нам гораздо более предпочтительным способом разрешения разногласий. Посмотрим, какой путь решит избрать президент Путин.

М. Г.: Какова вероятность отключения России от системы SWIFT и введения персональных санкций против Путина и его семьи?

Э. Б.: Я, и не только я, могу сказать вам следующее. Страны G7, ведущие демократические экономики мира, Европейский Союз, НАТО — все они объявили об «огромных последствиях» для России в случае возобновления агрессии против Украины. Мы также заявили, что рассматриваемые нами меры выйдут далеко за рамки шагов, предпринятых нами ранее, в том числе и в 2014 году. Не стану вдаваться в подробности того, что мы собираемся предпринять, но могу сказать, что последствия будут тяжелыми.

Опять же, настаиваю на том, что гораздо предпочтительнее для нас было бы не прибегать к таким методам. Но мы полностью к тому готовы. Мы предпочитаем увидеть, сможем ли мы разрешить разногласия, решить проблемы в обоих направлениях с помощью дипломатии.

М. Г.: Россия потребовала в письменном виде ответить на требование о недопустимости принятия Украины в НАТО. Готовите ли вы такой письменный ответ и каким он будет?

Э. Б.: В результате всех этих важных встреч, которые состоялись на прошлой неделе, и у России, и у Соединенных Штатов, наших европейских партнеров, появилась возможность... услышать друг друга. Российская [делегация] вернулась [в Москву] и, предположительно, теперь они консультируются с президентом Путиным. То же самое в нашем случае касается [консультаций] с президентом Байденом. Европейцы занимаются теми же вопросами со своими лидерами.

Следующим шагом в этом процессе для меня будет возможность встретиться с министром иностранных дел [Сергеем] Лавровым в Женеве в пятницу и посмотреть на российскую реакцию в отношении этих переговоров. Они ознакомятся с нашей [реакцией]. Но перед этим я, в том числе и в соответствии с указаниями президента Байдена, решил приехать сюда, в Киев, чтобы проконсультироваться с нашими украинскими партнерами. Завтра в Берлине мы встретимся с некоторыми из наших ближайших европейских партнеров.

Именно так мы работаем все время. Мы делаем все, очень тесно консультируясь как до, так и после любых наших контактов с Россией. Следующий шаг – встреча с министром Лавровым. Посмотрим, что произойдет в пятницу, и будем исходить из этого.

М. Г.: У меня есть вопрос по поводу вашей планируемой встречи с г-ном Лавровым. Видите ли Вы какие-либо признаки того, что Кремль меняет свою позицию в данный момент?

Э. Б.: Я не могу сказать, что вижу какие-либо прямые доказательства этому. К сожалению, мы видим, мы продолжаем наблюдать, как Россия сосредоточивает очень значительные силы на границах Украины. Этот процесс, похоже, продолжается. С другой стороны, тот факт, что мы встречаемся в Женеве, тот факт, что мы будем обсуждать переговоры и обмен мнениями, которые у нас состоялись за последние 10 дней, также подсказывает мне, что дипломатический путь остается открытым, и мы полны решимости идти по этому пути настолько долго, насколько это возможно.

М. Г.: Минские соглашения рассматриваются как единственное полноценное разрешение этого кризиса. Однако у России и Украины - разные прочтения этих соглашений. Что нужно сделать для реализации соглашений или же пришла пора их перезаключить?

Э. Б.: Я не думаю, что есть какая-либо потребность в пересмотре этих соглашений... Есть целый ряд шагов, которые должны быть предприняты обеими сторонами.

Я думаю, будет справедливо сказать, оглядываясь назад, что Украина либо реализовала, либо начала осуществлять многие из этих шагов. Есть шаги, которые еще не были предприняты. Думаю, к сожалению, так же справедливо было бы сказать, что Россия не сделала практически ничего в плане выполнения Минских соглашений. Соглашусь, что это является лучшим и на данный момент единственным способом для продвижения вперед. Франция и Германия являются важной составной частью этого так называемого «нормандского формата». Они должны быть включены в процесс предстоящих встреч. Опять-таки, это станет проверкой того, насколько серьезно настроена Россия.

Единственный положительный признак, который мы наблюдаем в последние несколько недель в отношении Минска – прекращение огня, которое явно лучше по сравнению с тем, что было до того.

Главный вопрос заключается в том, серьезно ли Россия относится к выполнению Минских соглашений? Если да, то мы готовы содействовать этому, мы готовы поддержать это, мы готовы участвовать в этом, поддерживать этот нормандский процесс, в котором участвуют Франция, Германия, Россия и Украина.

М. Г.: Советник [президента США]по национальной безопасности [Джейк Салливан] недавно сказал, что если Россия хочет, чтобы «Северный поток» начал работать, она должна будет остановить агрессию против Украины. Готовы ли Соединенные Штаты согласиться с завершением и запуском российского трубопровода ради отвода войск от границы?

Э. Б.: Мы продолжаем выступать против этого трубопровода по причинам, которые хорошо и давно известны. Мы считаем, что он на самом деле подрывает энергетическую безопасность Европы и, очевидно, наносит огромный потенциальный ущерб Украине, которая лишится крупных транзитных сборов, и этот список можно продолжать. Тем не менее, строительство трубопровода фактически завершено. Он еще не работает, и для Джейка Салливана прямо сейчас этот вопрос является не менее ключевым, чем для России, потому что вероятность того, что газ пойдет по этому трубопроводу в случае новой агрессии против Украины, очень мала. Так что это является интересным фактором в отношении того, чтобы посмотреть, как это может повлиять на окончательное решение, которое примет Россия.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG