Линки доступности

Лукашенко и «декрет о власти» 


ОМОН и Александр Лукашенко в день массовых акция протеста против фальсификации президентских выборов. Минск, 23 августа 2020

Эксперты указывают на противоречие подписанного Лукашенко документа Конституции Беларуси и угрозу ее суверенитету со стороны России 

9 мая Александр Лукашенко подписал декрет "О защите суверенитета и конституционного строя".

В тексте этого документа говорится о том, что в случае гибели Лукашенко вследствие покушения, совершения акта терроризма, внешней агрессии, иных насильственных действий на территории страны незамедлительно вводится чрезвычайное или военное положение, а все государственные органы и их должностные лица действуют в соответствии с решениями Совета безопасности, на заседаниях которого председательствует премьер-министр Республики Беларусь.

Вопрос о назначении внеочередных президентских выборов будет приниматься Советом безопасности РБ при участии губернаторов областей.

Русская служба "Голоса Америки" обратилась к белорусским политическим экспертам с просьбой прокомментировать данный документ.

«Лукашенко пытается схватиться за соломинку»

Руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук считает, что новый декрет – показатель психического состояния Александра Лукашенко и уровень адекватности его восприятия действительности и доверия к тем институтам власти, которые он создал. По словам Романчука, Лукашенко в каждом встречном видит потенциального заговорщика, поэтому ни о какой устойчивости государственных институтов нет и речи. «Конечно же, он пытается схватиться за соломинку и думает, что эти люди, которые собраны в Совете безопасности, являются его надежными “Санчо Пансами” (Санчо Панса – оруженосец Дон Кихота из романа Сервантеса – В.В.), – добавил он в интервью Русской службе «Голоса Америки». –Поэтому это как бы такой правой тренд для феодальных государства в центре Европы».

Решения Лукашенко вообще давно приводят многих, мягко говоря, в изумление, констатировал глава Научно-исследовательского центра Мизеса. «Возможно, ему хочется сделать коллективного Лукашенко, который соблюдал бы интересы бенефициаров последних 26 лет его управления в случае чего-то, – допустил он. – Может, он что-то знает про свое здоровье, чего мы не знаем. Может, это связано с невыполнением им неких обязательств… Тут можно только гадать. Очевидно, так он видит продолжение развития Беларуси, не доверяя всему тому, что сам ранее создал».

Тем, насколько декрет соответствует Конституции страны, можно особенно «не заморачиваться», указал Ярослав Романчук: «Здесь достаточно процитировать самого Лукашенко, который как-то сказал: «иногда не до законов». В Беларуси давным-давно не до права, у нас фактически нет ни судов, ни парламента. Поэтому в ситуации тотального беззакония и работы “по понятиям” Лукашенко не нашел ничего лучше, как сконцентрировать власть в критический, переходный период в руках генералов. Может быть, он мнит себя Альенде, но поступает, как Пиночет».

Вместе с тем политолог не думает, что если вдруг власть действительно перейдет к Совбезу, то его члены решатся на жесткие меры «а-ля Чили или а-ля Бирма». «Потому что у них нет никакой легитимности. В лучшем случае этот орган станет организатором новых выборов. Так или иначе, кто бы что ни придумывал, единственный выход Беларуси из существующего глубокого политического кризиса – это новые президентские и парламентские выборы. А также принятие новой конституции в качестве следующего шага для стабилизации положения в стране. Все остальное это временные меры, шараханье для того, чтобы Лукашенко успокоил себя, и не более того», резюмировал Ярослав Романчук.

«Если внимательно прочитать текст декрета, то станет ясно, что проблемы страны никак не решаются»

Доктор политических наук, директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич допускает, что в подписанном Александром Лукашенко документе для него самого содержится и практический смысл и просто возможность в очередной раз заявить: "При любом раскладе мое дело будет жить и побеждать".

"Даже если это просто декларация с целью, условно говоря, напомнить "чьи в лесу шишки", в случае кризиса в стране, связанного с уходом Лукашенко, последствия могут оказаться долгосрочными.

Но если исходить из содержания данного декрета, то он, скорее, запутывает ситуацию, чем каким-то образом ее разрешает", – отметил Казакевич в беседе с корреспондентом "Голоса Америки".

Эксперт также указал, что главная идея документа, по всей видимости, состояла в том, чтобы снизить риски утраты суверенитета страны или угрозы ее безопасности в случае ухода Лукашенко с политической сцены. "Но в итоге получилось, что подписанный декрет эти риски только увеличивает, поскольку его текст противоречит Конституции. И, понятно, что, если вдруг (с Лукашенко) что-то случится, немедленно встанет вопрос: решать ли проблемы сообразно Конституции, или по этому декрету?

Кроме того, декрет передает полномочия Совету безопасности, который будет действовать непонятно по каким правилам. Сейчас этот орган не принимает никаких важных решений, и вдруг он получает все полномочия. Не правительство, ни парламент страны – а именно Совет безопасности. Среди его членов может быть консенсус по важным проблемам, а может его и не быть. Голосование в Совбезе должно быть тайным, а кто будет его обеспечивать, и кто будет организовывать подсчёт голосов?", – недоумевает директор института «Палітычная сфера».

В свою очередь, Андрей Казакевич считает, что в данном случае все полномочия, согласно Конституции, следовало бы передать премьер-министру.

По мнению эксперта, не столь важно, боится ли на самом деле Лукашенко возможного переворота, или нет. "Вопрос в том, можно ли с помощью подобного механизма обезопасить страну от заговоров. Или – возможно ли снизить риски для государства, для преемственности власти, для сложившейся системы, для семьи Лукашенко в случае, если действительно произойдет что-то серьезное.

И если внимательно прочитать текст декрета, то станет ясно, что эти проблемы никак не решаются. Скорее наоборот – риски повышаются, ведь создаются параллельные политические структуры, потенциально влиятельные, но с точки зрения права, не обладающие полномочиями. И получается довольно запутанная схема, что делает всю систему еще менее предсказуемой и устойчивой", – констатирует политолог Андрей Казакевич.

«Этот декрет следует рассматривать в качестве реакции на содержание переговоров Лукашенко с Путиным за закрытыми дверями»

По мнению еще одного собеседника Русской службы "Голоса Америки" – директора Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсения Сивицкого – необходимо учитывать контекст предшествующих этому документу событий.

Во-первых, декрет отражает настроение Лукашенко после "раскрытия заговора" совместными усилиями российского ФСБ и белорусского КГБ.

"С этой точки зрения декрет, безусловно, можно рассматривать как элемент того пропагандистского нарратива, который Александр Лукашенко продвигал с самого начала президентской кампании и потом усиливал по мере развития политического кризиса", – утверждает эксперт. И поясняет, что суть этого нарратива в том, что против Лукашенко лично и Беларуси в целом "сильные мира сего" якобы плетут заговор с целью лишить страну суверенитета и подчинить своим интересам.

Кстати, к этим "сильным мира" относятся не только лидеры стран Запада, но и "старший партнер по Союзному государству". В этой связи Арсений Сивицкий напоминает историю с арестом боевиков ЧВК "Вагнера" на территории Беларуси незадолго до президентских выборов. "Ведь по официальной версии, "вагнеровцы" направлялись в Беларусь с целью свержения Лукашенко во время президентских выборов.

И в итоге вся эта пропагандистская идея получает развитие и логическое завершение в виде декрета, хотя практического смысла в нем нет, потому что во многом он дублирует уже действующие законодательные и конституционные механизмы", – отмечает директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований.

Единственное реальное назначение этого декрета, по мнению Арсения Сивицкого, состоит в том, чтобы ограничить внешнее вмешательство во внутренние дела Беларуси в том случае, если сценарий силового устранения руководства республики будет все же реализован. "И здесь напрашиваются определенные параллели с украинской ситуацией февраля 2014 года, которую российская сторона использовала для того, чтобы ввести войска, провести "Крымскую операцию", а в последствии дестабилизировать и Донбасс. То есть, смысл действий Кремля тогда состоял в том, что из-за политического кризиса российская сторона воспользовалась вакуумом власти в Украине в своих интересах", – считает собеседник "Голоса Америки".

Именно поэтому пункт о возможности введения в РБ чрезвычайного или военного положения потенциально отражает возможность повторения ситуации первых месяцев 2014 года в Украине. "Потому что единственное государство, которое может воспользоваться вакуумом власти, если он образуется в Беларуси – это только Российская Федерация, что она и показала на практике семь лет назад", – отмечает Арсений Сивицкий.

И в конце своего комментария напоминает, что впервые Лукашенко объявил о планах по обнародованию декрета "О защите суверенитета и конституционного строя" сразу же после своей московской встречи с Путиным. "И возможно, этот декрет следует рассматривать в качестве некой реакции на содержание переговоров за закрытыми дверями", – допускает директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований.

XS
SM
MD
LG