Линки доступности

Китайское общество и война в Украине


Una Aleksandra Berziņa-Cherenkova is a political scientist, China scholar

Китай занимает нейтральную позицию в отношении войны России против Украины и распространяет российскую дезинформацию. Даже после информации о жестокости российских военных в украинском городе Буча руководство Китая не спешит осуждать военные преступления, а призывает к тщательному расследованию событий. О том, насколько готов Китай поддерживать Россию в связи с войной в Украине, «Голосу Америки» рассказала руководитель Центра исследований Китая при Рижском университете им. Страдыня Уна Александра Березина-Черенкова.

Голос Америки: Какую позицию занимает Китай после начала войны России против Украины?

Уна Александра Березина-Черенкова: Китай занимает очень среднюю позицию, но риторически, на словах, ближе к России, и повторяет российские формулировки, поэтому среди моих коллег нет единого мнения по поводу того, как характеризовать эту китайскую позицию, можно ли её называть нейтральной или всё же она ближе к России. Мы видим, что Китай тоже, не считая нескольких каких-то высказываний вскользь, не называет это войной и придерживается формулировки «конфликт».

Итак, я приведу аргументы о том, что заставляет нас думать, что Китай поддерживает Россию. В Китае используется нарратив о том, что во всём виноваты США и НАТО, потому что не надо было расширяться в Восточной Европе. И вот посмотрите, что происходит, когда большие страны прижаты спиной к стене. То есть Россию вынудили так поступить. Если смотреть на голосование Китая в Совете Безопасности ООН, то мы видим, что Китай любит воздерживаться. Понятно, что Западу, который стал безумно един – такого никто не ожидал после пандемии COVID и после Трампа – безумно един в отношении к войне России против Украины, конечно бы хотелось, чтобы Китай не просто воздерживался, что трактуют как поддержку России, а чтобы каким-то образом тоже высказал свое недовольство.

Все мы слышали информацию, что якобы Россия попросила в том числе и военную поддержку со стороны Китая, и что Китай якобы даже и не прочь помочь. Эту новость отрицали обе стороны. Но военная помощь – это безумно эластичная тема.

С другой стороны, Китай продолжает говорить с Украиной и рассказывать о суверенитете как о своем базовом принципе. Китай продолжает вспоминать, что одно из трёх зол, которое, например, сформулировано в Шанхайской организации сотрудничества, в которой состоит и Россия – это сепаратизм, наравне с терроризмом и экстремизмом. То есть китайцам не нравятся сепаратисты по понятным причинам, потому что это затрагивает их центральные интересы.

Кроме того, в России есть мнение, что китайцы воспользуются тем эффектом, которые оказывают на Россию санкции, и за бесценок получат компании или части этих компаний. Поэтому большого доверия с российской стороны, со стороны общества и прокремлевских деятелей в отношении Китая нет. Большинство считает, что Китай – это не надежда России, а как раз наоборот, и Россия может попасть под влияние и контроль Китая. А Китай оппортунистически может воспользоваться ситуацией в России.

Конечно, интересам Китая соответствует то, что можно винить НАТО и США. Мол, США создают свою архитектуру безопасности в соседних Индийском и Тихом океанах, и НАТО тоже начали что-то говорить о своем новом стратегическом концепте 2030 года и каким-то политическим образом участвовать в наших океанах. То есть это Китаю на руку. Но слишком сильно брататься и входить в какой-то союз с Россией Китаю невыгодно, потому что их тоже шокировал размах российской войны, которую они называют "специальной операцией".

Я не верю в теорию, что якобы Путин поехал и перед Пекином отчитался во время Олимпиады (в отношении предстоящей войны) и Си Цзиньпин дал "добро". Не могло такого быть, потому что он бы тогда эвакуировал китайских граждан срочно. Я думаю, что китайцы так же, как и мы, думали, что Россия, может быть, пойдёт только на Донбасс. Но вот такого (полномасштабной войны) они, конечно, не ожидали. Им эта нестабильность тоже не на руку. Поэтому мне кажется, что Китай придерживается такой неопределенной позиции: США и НАТО, конечно, плохие, но не путайте нас с Россией, мы не Россия.

Г.А.: Китай напрямую не осуждает события в Буче, но в то же время говорит о том, что необходимо провести срочное расследование. Что это значит?

У.Б-Ч.: Китай таким образом оставляет себе возможность манёвра. Мои коллеги, которые занимаются исследованием китайских соцсетей, сообщают, что Буча, город о котором китайцы не слышали раньше, трендит в WeChat и Acin. Люди сравнивают события в Буче с Нанкинской резнёй. Вы представляете, что это такое? Насколько для китайцев это травматичные воспоминания. Нанкинская резня, напомню, это убийства, которые совершали японские оккупационные войска в преддверии Второй мировой войны. (Событие второй японо-китайской войны, произошедшее в Нанкине, тогда столице Китая, где во время оккупации в 1937 году японская армия убивала, грабила и насиловала местных жителей в течение шести недель. По официальной оценке Китая тогда было убито около 300 тыс. человек – Прим. Г.А.) И значит, на каком-то уровне Буча это действительно шок.

Надо сказать, что китайское общество довольно громко поддерживает Россию. Есть какая-то такая националистическая солидарность. Мол, американцы во всём виноваты. Сочувствия к Украине на самом деле в обществе мало. Вопрос в том, почему это происходит – то ли потому что информация о войне в Украине стирается из китайских соцсетей, или потому, что люди чувствуют какую-то солидарность в противостоянии Западу. Но события в Буче могут стать для китайского общества таким поворотным пунктом. Конечно, мы с вами понимаем, что Буча — это только начало, и мы будем узнавать больше об этой страшной войне и этих страшных преступлениях. Но я думаю, что этого будет недостаточно, чтобы развернуть вот этот огромный корабль ненависти к США и национализма, хотя, в то же время, китайцы не настолько ещё бесчувственные, чтобы сразу кричать, что это фейк.

Г.А.: Насколько справедливо, на ваш взгляд, утверждение, что Китай так или иначе будет помогать России и пытаться делать что-то в обход санкций?

У.Б-Ч.: Это не очень вероятно, ну, может быть, будет что-то происходить где-то в серой зоне, где китайцы умеют действовать, и они увидят какую-то выгоду, но 1 апреля был саммит ЕС и Китая, который закончился без общего заявления, и проходил по видеосвязи. Но с китайской стороны участвовали Ли Кэцян (Премьер Госсовета Китая), а позже и председатель КНР Си Цзиньпин, два высших должностных лица – и с европейской стороны была Урсула фон дер Ляйен, Жозеп Боррель и другие.

Европейское заявление было неожиданно сильным с требованием не поддерживать Россию. Фактически они говорили, что мы и сами готовы нести финансовые потери, но можем и против вас санкции ввести, несмотря на торговое партнёрство. И это очень сильное заявление может заставить Китай задуматься, стоит ли это делать. Одна моя коллега, которая руководит исследованиями в польском Институте международных отношений, заметила, что если читать речь Си Цзиньпина на саммите, то там появляется очень эмоциональная нотка о том, что эти вопросы не должны влиять на мировую экономику. Китай обеспокоен, что эти санкции создадут нестабильность.

Уже сейчас эти санкции вредят Пекину и могут больше навредить в будущем, если Китай будет слишком близок с Россией.

Г.А.: США призывали Пекин повлиять на Путина. Насколько вероятно, что это произойдет?

У.Б-Ч.: Я думаю, что это такой своеобразный призыв к Китаю определиться со своей позицией в отношении войны России против Украины и перестать быть нейтральными. Это заявление, на которое сослались вы – часть этой стратегии. Байден прекрасно понимает, что Китай не поменяет свое отношение из-за того, что так сказал президент США. Это было бы абсурдно и было бы самоубийством для лидера. Но США намекают Китаю: мы видим, что вы делаете в вашей серой зоне и мы это читаем не как нейтральную позицию, а как позицию против нас.

XS
SM
MD
LG