Линки доступности

Президентство в период пандемии, экономического кризиса и массовых протестов


Профессор Нью-Йоркского университета Тимоти Нафтали

Эпидемия коронавируса, экономический кризис и массовые протесты против жестокости полиции в отношении чернокожего населения США создали беспрецедентную проблему для руководства страны. О том, насколько успешно удается нынешнему президенту США Дональду Трампу справляться с возникшими в США проблемами, «Голос Америки» побеседовал с профессором Нью-Йоркского университета Тимоти Нафтали, экспертом по истории президентства США.

Как эпидемия коронавируса, экономический кризис и массовые протесты против жестокости полиции влияют на власть президента США?

Все это влияет не только на президентство, но и на настроение людей. Политически мотивированный поступок, который совершил президент в понедельник, подорвал авторитет администрации и его собственный авторитет. Я говорю это, принимая во внимание дальнейшие события. Дело в том, что министр обороны Марк Эспер дистанцировался от слов президента. Президент описывал ситуацию, которая, по его мнению, требовала использования вооруженных сил США, чтобы успокоить протестующих, установить или восстановить порядок. Министр обороны сказал, что не допустит этого. Это серьезно. Это признак ослабления авторитета президента Трампа из-за его нежелания понять природу происходящего в Соединенных Штатах. Одна из вещей, которую делали его предшественники, как республиканцы, так и демократы, – в какой-то момент они признавали, что существуют причины, глубокие причины для нестабильности в стране. Что если люди протестуют, то сами протесты имеют оправданные и реальные причины. Это не аргумент в пользу насилия. Кстати, это никогда не является аргументом в пользу насилия в стране, которая является республикой. Но президенты, предшественники Трампа, признавали, что несут ответственность за это. И не только в смысле подавления беспорядков. Они понимали причины протеста и разговаривали с людьми на улицах. Он первый президент, который этого не делает. Ричард Никсон, который время от времени был чрезвычайно жесток по отношению к демонстрантам, однажды вечером в 1970 году прогулялся среди демонстрантов, чтобы поговорить с ними и попытаться понять их. Линдон Джонсон, который был очень непопулярен из-за войны во Вьетнаме, решил уйти в отставку. Правда, он не покинул офис сразу, а просто решил не переизбираться в 1968 году. Он фактически ушел в отставку, потому что понял, что неправильно управлял страной. Он попытался найти приемлемое решение и призвал членов обеих партий, как республиканцев, так и демократов, что-то сделать и отреагировать на беспорядки на улицах. И они это сделали. Они приняли Закон о гражданских правах 1968 года. Когда Джон Кеннеди столкнулся с угрозой беспорядков в американских городах в 1963 году, он выступил с речью, в которой заявил, что защита гражданских прав является моральной обязанностью президента. Он взял ответственность на себя, а не дистанцировался от причин волнений. Он признал свою ответственность. Дуайт Эйзенхауэр в 1957 году использовал федеральные войска для защиты права афроамериканцев ходить в школу. Так что действия президента в понедельник противоречили духу всех его предшественников. И народ это понимает, люди вокруг него начинают понимать цену его политических демаршей. Что произойдет сейчас? Я историк и не занимаюсь предсказаниями. Я думаю, что важно понимать, что тот авторитарный жест Дональда Трампа, к счастью, не был реализован. Но беспочвенность такого жеста и его неконституционный дух позволили американцам это понять. Это подорвало его авторитет как президента.

Этот президент не проявил себя готовым идти на риск ради защиты гражданских прав. Я не знаю, что в сердце этого человека. Я был директором Библиотеки Ричарда Никсона, у нас есть секретные записи Ричарда Никсона. Я думаю, что и ученые, и широкая публика могут получить хорошее представление о том, что чувствовал Ричард Никсон, что он говорил и о чем рассказывал. У нас нет информации о президенте Трампе, у нас есть его твиты, мы видим, что он делает. И они не говорят о нем как о человеке, который симпатизирует борьбе за гражданские права. И поэтому, когда он говорит то, что он говорит, я считаю это его желанием скрыть свою неспособность понять суть своих обязанностей. Вы знаете, когда вы президент демократического государства или премьер-министр демократического государства, вы президент для всех, даже тех людей, которые не голосовали за вас, даже людей, которые не согласны с вами. А в США президент, как и в некоторых других странах, – глава государства, глава правительства и также главнокомандующий. Он несет три очень серьезные обязанности. Одна из них – представлять всех нас. И даже если на этом этапе он говорит, что он представляет всех нас, это звучит неправдоподобно.

Как эти события могут повлиять на президентские выборы?

Если вы видите, что представители Республиканской партии дистанцируются от президента, то возникает ощущение, что внутри партии происходит катастрофа, электоральная катастрофа для Дональда Трампа в ноябре. В январе мы не могли предвидеть, что COVID-19 окажет влияние на выборы. Мы не могли предвидеть злоупотребления полиции по отношению к афроамериканцам, которые происходят, к сожалению, со страшной регулярностью. Мы не могли предсказать протесты и беспорядки. Так что я не знаю, что произойдет дальше. Но я знаю, что некомпетентность президента Трампа в вопросах торговли и противодействия эпидемии COVID-19 нанесли ущерб его репутации. В то время, когда большинство президентов оказались бы наиболее важными людьми для американцев и повысили бы свой авторитет, он первый президент в современной истории, который прошел через кризис и вышел из него менее популярным, чем когда все только начиналось. Кроме того, он не до конца понимает, что происходит на улицах, когда он не делает различий между мародерами, которые являются преступниками, и участниками политического протеста, которые не являются преступниками и используют свое конституционное право. Не желая различать, а также понимать и слушать мирных участников протеста, он потерял еще одну возможность стать президентом для всех.

Президенты США и кризисы
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:00 0:00

Как вы думаете, что президент должен делать прямо сейчас, в этот момент?

Я думаю, что работало в прошлом, так это послание о том, что есть надежда, в сочетании с посланием о приверженности Конституции. Если послание – это просто закон и порядок, то во время болезненной для страны ситуации может создаться впечатление, что вы хотите подавить и устранить инакомыслие... Соединенные Штаты пострадали от COVID-19. Сейчас много озлобленных, уставших, испуганных и сходящих с ума людей. Это особенно опасный период для любого общества, в любое время. Лидер должен понимать это и при этом быть осторожным, чтобы не использовать слова, раздражающие людей, которые и так испытывают боль, напуганы и рассержены. Кстати, гнев вызван еще и тем, что почти не было федеральной помощи. Да, нам прислали корабль-госпиталь в Нью-Йорк. Но федеральное правительство, вместо того чтобы угрожать развернуть федеральных военных против мирных демонстрантов, могло бы направить военных, чтобы помочь с проведением тестов на COVID-19 здесь, но они этого не сделали. Они могли бы сделать намного больше. И люди запомнят это, не обязательно политизированные люди, но это делает их политизированными.(..) Добавьте к этому то, что наследие расизма –постоянная проблема в этой стране. Есть проблема с полицией... Это момент деликатный и тонкий. Здесь неуместно представлять себя каким-то генералом. Когда Трамп говорит о своих героях, то он не говорит об Аврааме Линкольне, не говорит о Томасе Джефферсоне, не говорит о Франклине Рузвельте, Рональде Рейгане или Джоне Кеннеди. Он рассказывает о генерале Джордже Паттоне, человеке, который ударил солдата, находившегося в госпитале, страдающего ПТСР, тогда это называлось траншейным шоком. (…) Паттона не сняли с должности только потому, что он очень хорошо командовал танками. Но он не участвовал в высадке в Нормандии. Почему? – Потому что он был наказан за неподчинение. Но это любимый генерал президента Трампа. Другие любимые генералы президента Дуглас Макартур, человек, который позволил японцам захватить Филиппины после Перл-Харбора. Представьте, если бы это было до Перл-Харбора, можно было бы удивиться, но после Перл-Харбора. Манила, которая находилась под его защитой, была разрушена японцами. Это тот самый Макартур, который подошел слишком близко к китайской границе в Северной Корее. И после того, как китайцы атаковали войска ООН, снова пришлось отступать... Фаворитами президента являются эти эгоистичные генералы, а не американские президенты. И его отношение к кризисам отражает это. (…) Наши лучшие президенты, даже наши посредственные президенты учились в процессе работы и понимали, что для этого требуется, признавали, что допускали ошибки. Дональд Трамп, пожалуй, единственный президент, который не способен на это, и теперь, когда мы находимся на четвертом году его правления, я думаю, что терпение американского народа истощается. (…) Президент вел себя неуважительно и несправедливо по отношению к традиционным союзникам Америки. Этот президент не понимает природу союзов. Он не понимает, что они выгодны и в некотором смысле являются моральной силой, своеобразной мягкой силой. Он никогда не понимал их. Он так и не понял, почему мы разработали международную систему торговли. Он никогда не понимал, какие уроки были извлечены из двух мировых войн в XX веке. Это то, что крайний национализм приносит трудности, горе и – зачастую – войну. Он не понимает.(…) Сейчас у него политические проблемы, проблемы и у Америки в целом. Посмотрите, сколько союзников поворачиваются к нему спиной. Посмотрите, как поступают немцы, что говорят канадцы, что говорят британцы.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG