Линки доступности

Как пандемия скажется на экономике России? 


У обменного пункта валюты. Москва, март 2020 г.

Эксперты – об эффективности предпринимаемых российским правительством мер по поддержке населения и малого и среднего бизнеса 

Рубль на открытии торгов в понедельник подешевел более чем на рубль по отношению к доллару и евро, сообщают 4 мая СМИ. Это произошло на фоне снижения нефтяных котировок несмотря на начало действия соглашения ОПЕК+ о сокращении добычи «черного золота».

Между тем бюджет России и ВВП страны остаются во многом зависимыми от мировых цен на нефть и объема ее продаж. А ведь есть пандемия, которая затронула все без исключения экономики.

Согласно последним данным Евростата, экономика ЕС в первом квартале нынешнего года сократилась на 3,5%. По прогнозам Европейского Центрбанка (ЕЦБ), ВВП Еврозоны может сократиться на 5-12% в 2021 году, на днях заявила глава ЕЦБ Кристин Лагард, которую цитирует агентство Рейтер.

Напомним, европейская экономика – вторая по размеру в мире после американской, которая, в свою очередь, тоже входит в период серьезного спада.

Кристин Лагард назвала скорость и глубину падения экономики беспрецедентными для послевоенного периода. По ее оценке, масштаб спада целиком будет зависеть от продолжительности карантина и того, насколько эффективными окажутся меры поддержки населения и бизнеса.

Каковы же в этом свете перспективы российской экономики?

Директор Института стратегического анализа ФБК, профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев считает, что падение ВВП в России будет сопоставимым с худшими годами в истории страны, с тем, что было в 90-е годы прошлого века. По его мнению, снижение составит от 10 до 20%.

«Такой большой разброс из-за того, что более точные оценки сейчас сделать невозможно ввиду высочайшей неопределенности ситуации, – пояснил он в комментарии для Русской службы «Голоса Америки». – В 90-е, напомню, наихудшим годом стал 1992-й. Тогда ВВП страны упал на 14,5%. Такие вот у нас перспективы».

Вместе с тем Игорь Николаев полагает, что итоги первого квартала пока – лишь цветочки, а ягодки будут во втором квартале. Падение по всем отраслям началось в апреле, когда авиаперевозки, например, снизились более, чем 90%, констатировал он.

С ним согласен доцент экономического факультета МГУ, в прошлом помощник министра финансов РФ Олег Буклемишев, хотя первый квартал для России завершился вроде бы не так плохо.

«Но, к сожалению, все основные события, связанные с пандемией, скажутся как раз во втором квартале, – добавил он в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – И второй квартал ознаменует собой максимальную просадку экономической активности, потребления, доходов и так далее. В этой связи очень многое будет зависеть, в том числе в плане общегодовых результатов, от того, как российская экономика пройдет через этот период».

Олег Буклемишев уточнил, что это важно не только в смысле текущего потребления или производства, но и с точки зрения потенциальных необратимых потерь. Это закрытие предприятий, банкротства и всплеск безработицы, которая для многих может превратиться из временного явления в постоянное, указал он.

США выделили на антикризисные меры уже свыше 3 трлн долларов, Европа – около 2 трлн. Всего, по прикидкам МВФ, на господдержку крупнейших экономик Запада намерены ассигновать около 8 трлн долларов.

Российские меры поддержки принципиально отличаются от западных, подчеркнул Игорь Николаев. На его взгляд, если во многих странах Запада почти сразу пошли на прямые выплаты населению, то Россия по этому пути шла крайне неохотно: «В какой-то степени это реализовано только в такой мере, как безвозмездная финансовая помощь работникам малых и средних предприятий в размере одного МРОТ – 12130 рублей на одного работника в месяц. Но это очень мало. Для поддержания экономики на плаву крайне важен платежеспособный спрос. А откуда ему взяться, если реальные доходы населения падали, и многие вошли в кризис фактически без сбережений».

Это не эффективная политика, и она лишь ухудшит экономическое положение страны, резюмировал профессор.

Предпринятые российским правительством меры по поддержке бизнеса и граждан можно счесть по пальцам одной руки, говорит Олег Буклемишев. Притом, что они, как ему видится, по большей части «не адекватны ни по размеру, ни по направлению»: «Самое большое опасение тут связано с опозданием. Все меры, которые принимаются с экономической точки зрения, принимаются со значительной задержкой в осознании объемов провала и того, что нужно делать. Сейчас в первую очередь требуется поддержка людей, чтобы они элементарно выжили в этот тяжелый период. Вторая цель, которая, наверное, более важна в долгосрочном аспекте, это поддержка самой экономики, чтобы ее двигатели не застопорились. И вот ни по первому, ни по второму направлению, увы, ничего кардинального не делается».

Есть ощущение, что правительство боится потратить копейку значительно больше, чем потерять в перспективе значительную часть потребительского спроса и производственную активность, заключил экономист.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG