Линки доступности

Андрей Сахаров – человек эпохи


Андрей Сахаров

Как отмечают 100-летний юбилей российского ученого и правозащитника на его родине и в странах Евросоюза

21 мая исполняется 100 лет со дня рождения Андрея Сахарова. В советскую и мировую историю он вошел как всемирно известный физик-ядерщик, один из создателей водородной бомбы, удостоенный за свою научную деятельность звания трижды Героя социалистического труда, и как убежденный правозащитник, ставший за усилия в этой области лауреатом Нобелевской премии мира.

За свою критику советского вторжения в Афганистан академик Сахаров в начале 1980 года был лишен всех советских наград и сослан в закрытый для иностранцев город Горький. А осенью 1986 года тогдашний советский лидер Михаил Горбачев вернул его в Москву. В 1989 году Сахаров был избран народным депутатом СССР по списку Академии наук. В конце того же года он скоропостижно скончался.

В нынешней России юбилейные мероприятия, приуроченные к столетию со дня рождения Сахарова, проходят весьма скромно и носят формальный характер.

Корреспонденты Русской службы «Голоса Америки» побеседовали с теми, кто встречался с академиком Сахаровым и считает его гуманистические воззрения очень актуальными, несмотря на их малую востребованность в России.

«Многие идеи Сахарова снова стали крайне необходимы нашему обществу»

Депутат городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга в 1994 – 2002 годах, а ныне член Правозащитного совета Санкт-Петербурга Леонид Романков познакомился с академиком Сахаровым в доме Лидии Чуковской, с которой он был дружен много лет. «Андрей Дмитриевич показался мне мягким, деликатным человеком с очень хорошими глазами. В нем чувствовалось обаяние интеллекта, и я сразу понял, что он хорошо чувствует собеседника», – поделился воспоминаниями Романков с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Романков также добавил, что, после ссылки Сахарова в Горький, он не пошел на выборы, что в советские времена считалось обязательным для каждого, кто достиг избирательного возраста. «Когда меня спросили, почему я уклонился от “выполнения гражданского долга”, я ответил, что это мой протест против ссылки Андрея Дмитриевича Сахарова. И это было зафиксировано в моем личном деле, о чем я узнал во время проведенного у меня дома обыска с изъятием самиздата. Я ведь был участником диссидентского движения и меня после этого обыска уволили с работы, вызывали на допросы в КГБ, угрожали посадкой, но все ограничилось предупреждением от прокурора Ленинграда, что если я не прекращу “подрывную деятельность”, меня отправят в Мордовию, где сидело уже много диссидентов», – рассказал Леонид Романков.

Собеседник «Голоса Америки» подчеркнул, что в нынешние времена публицистическое наследие Андрея Сахарова и его личный пример как правозащитника вновь становятся очень актуальными. «Мы пытались реализовать те положения, которые были в проекте новой Конституции, написанном Сахаровым. И нам казалось, что мы сможем воплотить хотя бы некоторые из прописанных там пунктов, но, как вы знаете, к сожалению, власть захватили чекистские силы и мы вернулись в режим “Сталин-лайт”, и мы снова должны бороться за свободу совести, за свободные СМИ, за независимый суд. И как мы видим, многие идеи Сахарова снова стали крайне необходимы нашему обществу», – убежден Романков.

«Мы обязательно вспомним о том, что такие люди были первыми»

В следующий раз он встретился с Андреем Сахаровым в начале 1989 года, когда был отправлен от ленинградского отделения Академии наук на конференцию Академии наук СССР, где избирали депутатов Верховного совета СССР. Как известно, Сахаров был избран во втором туре. Именно в качестве народного депутата на I съезде с ним познакомился Сергей Цыпляев.

В середине нулевых годов «Ротари-Клуб», в котором состоит Цыпляев, профинансировал изготовление и установку памятника Андрею Дмитриевичу на площади академика Сахарова в Санкт-Петербурге. Кстати, еще в 1996 году установку памятника инициировал Леонид Романков, который был тогда председателем постоянной комиссии по образованию и культуре петербургского Заксобрания. Он же был автором идеи проведения конкурса среди скульпторов и архитекторов.

Памятник академику А.Д. Сахарову на площади Сахарова в Санкт-Петербурге
Памятник академику А.Д. Сахарову на площади Сахарова в Санкт-Петербурге

Говоря о значении правозащитного наследия Сахарова, Сергей Цыпляев подчеркивает: «Конечно, сама идея прав и свобод человека в России укрепляется очень тяжело, потому что она для нас нехарактерна. Россия – страна войн, она уважает военную силу, порядок, муштру, в лучшем случае – анархию, но никак не защиту прав и свобод конкретного индивида», – констатирует Цыпляев.

В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» он напомнил, что с середины 80-х годов и до конца 90-х эти идеи получили широкое распространение. «И в какой-то момент мы надеялись, что мы это сделаем (создадим правовое государство – А.П.) и у нас все будет замечательно. Поэтому в Конституции, как мы помним, самый большой раздел – это права и свободы гражданина, он написан на высоком уровне по международным стандартам, и это – неизменяемая часть Конституции.

Но дальше появляется очень простая вещь под названием “правоприменение”, которая показывает, как мы живем в действительности. У нас Конституция – это реальный документ или это красивая книжка, стоящая в шкафу за стеклом? Мы движемся в сторону второго варианта, мы живем в эпоху реставрации, которая чаще всего происходит после революции. Но, как показывает практика, потом наступает новая волна модернизации, и, я думаю, что тогда мы обязательно вспомним о том, что такие люди, как Сахаров, были первыми. Они говорили вещи, которые постепенно будут прорастать. И в этом – роль даже тех политических деятелей, академиков, борцов за права и свободы человека, которые не стали кумирами масс, но они были пророками, которые пытались указать правильную дорогу. Даже в тех случаях, когда мы не хотели их слушать», – подытожил Сергей Цыпляев.

«Он был и остается символом борьбы за права человека»

В начале этой недели Сахаровский центр в Москве распространил сообщение о том, что Департамент культуры российской столицы фактически сорвал юбилейную выставку «Андрей Дмитриевич Сахаров: тревога и надежда» на Чистопрудном бульваре.

В Санкт-Петербурге, напротив, городская администрация утвердила перечень мероприятий, приуроченных к столетию со дня рождения ученого и правозащитника. Правда, судя по представленному плану, большинство лекций, классных часов и творческих конкурсов по своему духу напоминают так называемые «датские мероприятия» (то есть, в честь очередной круглой даты) позднего Советского Союза.

Кстати, директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский стал одним из участников конференции «Андрей Сахаров 2021: чешская и российская точка зрения», которую в Праге организовали чешский Сенат, Институт международных страноведений факультета социальных наук Карлова университета, международный «Мемориал», «Русь сидящая», Сахаровский центр, фестиваль Kulturus , общество “Gulag.cz” и ряд других организаций.

...Сахаров был и остается символом борьбы за права человека

Председатель общества “Gulag.cz” Штепан Черноушек (Stepan Cernousek) в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» упомянул, что в конференции примут участие исполнительный директор «Мемориала» Елена Жемкова, филолог-славист Томаш Гланц, занимающийся, в частности, историей советского диссидентского движения, и подписанты знаменитой «Хартии 77» Ян Урбан и Петр Поспихал, которые лично встречались с Андреем Сахаровым. «Мы хотим не только напомнить, кто такой академик Сахаров, но и рассказать о том, насколько он был важен не только для тогдашнего советского общества, но и для чехословацкого, и что значит его наследие и для сегодняшней Чехии, и для сегодняшней России», – подчеркнул он.

Кроме конференции, в Праге также пройдет выставка «Андрей Сахаров – человек эпохи». Она была подготовлена Сахаровским центром и в течение полутора месяцев будет экспонироваться во дворе Сената – верхней палаты парламента Чешской Республики.

«Сахаров был и остается символом борьбы за права человека. Именно этим он и занимался многие годы, несмотря на то, что в его жизни были тяжелые периоды. А самое важное в его наследии – он показал, что если человек защищает ценности, в которые верит, он может добиться больших изменений в обществе. И по моему личному мнению, вся его жизнь, и то, что он был большим ученым-физиком, а стал самым известным советским диссидентом и защитником прав человека, сегодня вдохновляет многих и в России, и в Беларуси, и в Чехии, и во всей Европе. Сегодня многие знают его имя, но спустя тридцать с лишним лет после его ухода, не очень хорошо знают о фактах его жизни. И, в частности, о том, что его идеи значили для диссидентов в Чехословакии. Мы надеемся, что на нашу выставку придут и студенты, и вообще все, небезразличные к тому, что творится в сегодняшнем мире, люди», – заключил Штепан Черноушек.

«Трагедия в том, что Андрей Дмитриевич умер слишком рано»

В эти дни выставка, посвященная Андрею Дмитриевичу Сахарову, проходит и в Вильнюсе. Основную часть предоставил Сахаровский центр в Москве, большую поддержку также оказали Европейский парламент и Сахаровский центр изучения демократического общества при каунасском Университете Витаутаса Великого. Председатель Европарламента Давид-Мария Сассоли напомнил о том, что в 1988 году была учреждена премия «За свободу мысли» имени Сахарова, и ее первыми лауреатами стали Анатолий Марченко (посмертно) и Нельсон Мандела.

«Андрей Сахаров был одним из столпов диссидентских движений, борющихся за личные свободы и демократию в Советском Союзе и странах Восточной Европы. Его твердое убеждение в важности свободы мысли для общества и его смелые действия сформировали историю нашего континента, способствовали его умиротворению и заложили основы европейского объединения», – подчеркнул председатель Европарламента.

Директор Сахаровского центра при университете Витаутаса Великого Роберт ван Ворен (Robert van Voren) отметил, что организаторы мероприятий в Вильнюсе рассчитывают на то, что они привлекут внимание молодежи. «Многие из них не знают ничего об Андрее Дмитриевиче Сахарове, и не считают его моральным примером. Сам Сахаров не считал себя героем, он просто защищал свое мнение, хотя и осознавал, какие

последствия может вызвать его правозащитная деятельность. А молодежь часто колеблется: высказывать ли вслух свое мнение, защищать ли свои права. Поэтому мы считаем, что такие примеры очень нужны», – сказал Роберт ван Ворен в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Он также напомнил, что Сахаров приезжал в Литву в 1975 году, чтобы поддержать своим присутствием Сергея Ковалева во время суда над ним. Кстати, в это же самое время Елена Боннер была в Осло, где ей вручили присужденную ее мужу Нобелевскую премию мира. «Кстати, присутствие Андрея Дмитриевича в Литве имело большой эффект для здешних диссидентов, с которыми он много встречался. Они после этого стали еще активнее, и вообще я думаю, что Андрей Дмитриевич очень много сделал для литовской независимости», – подчеркнул директор Сахаровского центра изучения демократического общества.

Сам Роберт ван Ворен дважды встречался с Андреем Сахаровым. «В 80-е годы мы организовали в Амстердаме конгресс в его защиту. И когда он вернулся в Москву, я приехал к нему с просьбой продолжать нашу деятельность, и он такое разрешение дал. Кстати, конференция в Литве в рамках столетнего юбилея со дня рождения Сахарова – это продолжение той же серии. Тогда, в Амстердаме, мы организовали восемь сахаровских конференций, потом прекратили их проводить, но два года назад уже здесь мы их возобновили».

«А во второй раз я встречался с ним в Академии наук в Москве за три дня до его смерти. Там обсуждалась Шестая статья Конституции СССР (о главенствующей роли КПСС – А.П.), против которой он выступал. У меня остались фотографии с того события, и по ним было видно, как плохо он выглядел», – поделился воспоминаниями собеседник «Голоса Америки».

На вопрос, видит ли он среди нынешних российских политиков продолжателей дела Сахарова, Роберт ваш Ворен ответил: «Нет, к сожалению! Я вижу, что на Западе его очень много сравнивают с Навальным, но это – совершенно разные лица. Во-первых, Навальный – политик, а во-вторых, мне кажется, что он – популист. Он адаптирует свое мнение к тому, что люди хотят слышать.

Андрей Дмитриевич был ученым и совсем не был политиком, и даже на съезде народных депутатов было видно, что он не умеет выступать. Но то, что он делал и говорил – было правдой, и в этом была его главная сила. Поэтому после выступления на этом съезде он стал таким популярным: все, кто видел его выступление по телевидению в прямом эфире, поняли, что он говорит то, что думает».

В конце своего комментария директор Сахаровского центра изучения демократического общества при университете Витаутаса Великого заметил, что Сахаров больше похож на Вацлава Гавела и Нельсона Манделу. «И трагедия в том, что Андрей Дмитриевич умер слишком рано и не успел

сделать то, что Мандела, то есть вывести свою страну из состояния диктатуры. Он бы мог стать лидером мирового значения, а сейчас люди стали про него забывать», – с грустью резюмирует Робарт ван Ворен.

В свою очередь, Леонид Романков допускает, что академик Сахаров мог бы стать если не президентом новой России, то идеологом политических преобразований. «И проект Конституции, предложенный Андреем Дмитриевичем, вполне укладывается в контекст того, что делали Гавел и Мандела.

И еще одна важная вещь – снова становится актуальным пример гражданского мужества, когда один человек противостоит всей государственной машине. В советские времена такими примерами были Сахаров и Солженицын, а сейчас – Навальный», – отметил правозащитник.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG